Ильинский2 — различия между версиями

Материал из Альпинисты Казахстана
Перейти к: навигация, поиск
м
м
 
Строка 1: Строка 1:
 
[[Файл:1001.jpg|500px|thumb|left|Ерванд Тихонович Ильинский]]  
 
[[Файл:1001.jpg|500px|thumb|left|Ерванд Тихонович Ильинский]]  
   В сентябре 1965 года  команда спасателей от альплагеря Талгар ездила  на Кавказ для участия  в соревнованиях спасательных отрядов альпинистских лагерей. Большую часть команды составляли альпинисты Казахского Буревестника. Это первое знакомство с Кавказом оказалось не очень удачным.  Выступили они хорошо,  а потом выпустились на восхождение.  На маршруте произошел трагикомический эпизод.  Эрик шел первым, а Мансур Гизаттулин стоял на страховке. Неожиданно камень попал ему точно по губам. Чувствуя полный рот крови, Мансур закричал: Эрька!  Чо зубы выплевывать?  - Подожди, не выплевывай - отвечал сверху Эрик.  Собравшись вместе,  они подняли завалившиеся зубы,  подвязали бинтами нижнюю челюсть  и пошли дальше.  Позднее все зубы укрепились и остались на своих местах,  а история попала в анекдоты.    Из-за  непогоды им пришлось задержаться  и  они,  не очень беспокоясь,  ракетами попросили продлить контрольный срок. Но им впоследствии заявили,  что ракет не видели, засчитали нарушение контрольного срока, и вся команда была наказана запрещением восхождений на следующий сезон.  Позднее выяснилось, что у Бориса Лысенкова, члена команды, были испорчены отношения с альпинистским руководством на Кавказе и с ними просто свели счеты.  Но лето 1966 года у ребят было испорчено.  Эрика Ильинского и Игоря Кондрашова исключили из заявки Бориса Студенина, поданной для участия в Чемпионате Советского Союза по альпинизму.  
+
   В сентябре 1965 года  команда спасателей от альплагеря Талгар ездила  на Кавказ для участия  в соревнованиях спасательных отрядов альпинистских лагерей. Большую часть команды составляли альпинисты Казахского Буревестника. Это первое знакомство с Кавказом оказалось не очень удачным.  Выступили они хорошо,  а потом выпустились на восхождение.  На маршруте произошел трагикомический эпизод.  Эрик шел первым, а Мансур Гизаттулин стоял на страховке. Неожиданно камень попал ему точно по губам. Чувствуя полный рот крови, Мансур закричал: Эрька!  Чо зубы выплевывать?  - Подожди, не выплевывай - отвечал сверху Эрик.  Собравшись вместе,  они подняли завалившиеся зубы,  подвязали бинтами нижнюю челюсть  и пошли дальше.  Позднее все зубы укрепились и остались на своих местах,  а история попала в анекдоты.    Из-за  непогоды им пришлось задержаться  и  они,  не очень беспокоясь,  ракетами попросили продлить контрольный срок. Но им впоследствии заявили,  что ракет не видели, засчитали нарушение контрольного срока, и вся команда была наказана запрещением восхождений на следующий сезон.  Позднее выяснилось, что у Бориса Лысенкова, члена команды, были испорчены отношения с альпинистским руководством на Кавказе и с ними просто свели счеты.  Но лето 1966 года у ребят было испорчено.  Эрика Ильинского и Игоря Кондрашова исключили из заявки Бориса Студенина, поданной для участия в Чемпионате Советского Союза по альпинизму.
    К этому времени все мы прошли зимнюю школу инструкторов, а в мае 1966 года пришла заявка на   участие выпускников Школы инструкторов в учебно-методическом сборе  на Кавказе в альплагере Боксан. Эрик с Игорем  решили поехать. Но если Игорь добросовестно прослушал все лекции и прошел практические занятия, сдал все необходимые экзамены, то Эрик не смог выдержать скучных лекций, готовился к Чемпионату, и Школу бросил.  Теперь, решив поехать на сбор, он пришел к руководителю Школы инструкторов с просьбой.
+
 +
К этому времени все мы прошли зимнюю школу инструкторов, а в мае 1966 года пришла заявка на участие выпускников Школы инструкторов в учебно-методическом сборе  на Кавказе в альплагере Баксан. Эрик с Игорем  решили поехать. Но если Игорь добросовестно прослушал все лекции и прошел практические занятия, сдал все необходимые экзамены, то Эрик не смог выдержать скучных лекций, готовился к Чемпионату, и Школу бросил.  Теперь, решив поехать на сбор, он пришел к руководителю Школы инструкторов с просьбой.
 
- Михаил Эдуардович напишите мне справку, что я учился в Школе инструкторов.
 
- Михаил Эдуардович напишите мне справку, что я учился в Школе инструкторов.
 
- Ну как же Эрик, ты ведь Школу не закончил.
 
- Ну как же Эрик, ты ведь Школу не закончил.
 
- Вот вы это и напишите. -   
 
- Вот вы это и напишите. -   
Долго колебался педантичный Михаил Эдуардович Грудзинский, но потом сдался и на бланке Федерации альпинизма написал соответствующий текст.  
+
Долго колебался педантичный Михаил Эдуардович Грудзинский, но потом сдался и на бланке Федерации альпинизма написал соответствующий текст.
  Бессменным руководителем учебно-методического сбора  ВС ДСО Профсоюзов по подготовке инструкторов  по альпинизму  был Г.М. Маслов. Они сдали документы. Верный себе Эрик, через пару дней попросил разрешения по утрам вместо традиционной зарядки лазить по скале, потому что он занимается скалолазанием. Ему разрешили. Вместе с ним на скале появился еще один человек.  Так они и лазили несколько дней вдвоем каждое утро. В один из дней, сбор выстроили и представили всем незнакомца. «К нам приехал  заслуженный мастер спорта  по альпинизму Михаил Хергиани,  он  продемонстрирует вам высшую технику  лазания связок. Кто хочет принять участие?». Все молчат, а Хергиани, увидев знакомое лицо,  выбрал в качестве партнера по связке  Эрика. В общем,  на сборе Эрик показал себя очень хорошо.  Прошла пара недель, сбор уже близился к завершению, когда  Г.М. Маслов вызвал Эрика к себе.  
+
 +
Бессменным руководителем учебно-методического сбора  ВС ДСО Профсоюзов по подготовке инструкторов  по альпинизму  был Г.М. Маслов. Они сдали документы. Верный себе Эрик, через пару дней попросил разрешения по утрам вместо традиционной зарядки лазить по скале, потому что он занимается скалолазанием. Ему разрешили. Вместе с ним на скале появился еще один человек.  Так они и лазили несколько дней вдвоем каждое утро. В один из дней, сбор выстроили и представили всем незнакомца. «К нам приехал  заслуженный мастер спорта  по альпинизму Михаил Хергиани,  он  продемонстрирует вам высшую технику  лазания связок. Кто хочет принять участие?». Все молчат, а Хергиани, увидев знакомое лицо,  выбрал в качестве партнера по связке  Эрика. В общем,  на сборе Эрик показал себя очень хорошо.  Прошла пара недель, сбор уже близился к завершению, когда  Г.М. Маслов вызвал Эрика к себе.  
 
-  Скажите Ерванд Тихонович, что это за документ?  
 
-  Скажите Ерванд Тихонович, что это за документ?  
 
–  О том, что я учился в Школе инструкторов.  
 
–  О том, что я учился в Школе инструкторов.  
 
-  Странно,… как Михаил Эдуардович мог это написать? Я его хорошо знаю, мы с ним друзья.  Он не мог такого написать!».
 
-  Странно,… как Михаил Эдуардович мог это написать? Я его хорошо знаю, мы с ним друзья.  Он не мог такого написать!».
 
   
 
   
    Экзамен Эрик сдавал заслуженному мастеру спорта по альпинизму Я.Г.Аркину,  вопрос в билете -  пятитысячники Кавказа.  Дергал, дергал  Эрик бессистемно вершины одну за другой,  и Аркин заинтересовался, откуда он. Тут выяснилось, что Эрик на Кавказе не был, но уже сходил на пик Ленина и зимнюю Мраморную Стену, и экзаменатор сказал ассистенту – поставьте ему пять. Так Ильинский  счастливо обошелся одной сменой стажировки в альплагере.  Игорь Кондрашов на экзамене, наоборот, в замешательстве от вопроса – Кто покорил Белуху, ответил, что какие-то  братья, может Карамазовы? И получил три смены стажировки!  Экзаменатором у Игоря был  А.А.Кузнецов. Альпинист и орнитолог, бывший актер Алма-Атинского ТЮЗа, как и все мы, нашедший свободу в горах Заилийского Алатау и облазивший за десять лет до нас все наши вершины. Он  работал в Талгаре, был участником Казахстанских экспедиций на Тянь-Шане.    Если бы они поговорили - они бы поняли друг друга. Игорь был очень позитивный, умный и начитанный человек, увлеченный метеорологией, очень спортивный.  Но он был слишком застенчив, а экзамен слишком скоротечен.       
+
Экзамен Эрик сдавал заслуженному мастеру спорта по альпинизму Я.Г.Аркину,  вопрос в билете -  пятитысячники Кавказа.  Дергал, дергал  Эрик бессистемно вершины одну за другой,  и Аркин заинтересовался, откуда он. Тут выяснилось, что Эрик на Кавказе не был, но уже сходил на пик Ленина и зимнюю Мраморную Стену, и экзаменатор сказал ассистенту – поставьте ему пять. Так Ильинский  счастливо обошелся одной сменой стажировки в альплагере.  Игорь Кондрашов на экзамене, наоборот, в замешательстве от вопроса – Кто покорил Белуху, ответил, что какие-то  братья, может Карамазовы? И получил три смены стажировки!  Экзаменатором у Игоря был  А.А.Кузнецов. Альпинист и орнитолог, бывший актер Алма-Атинского ТЮЗа, как и все мы, нашедший свободу в горах Заилийского Алатау и облазивший за десять лет до нас все наши вершины. Он  работал в Талгаре, был участником Казахстанских экспедиций на Тянь-Шане.    Если бы они поговорили - они бы поняли друг друга. Игорь был очень позитивный, умный и начитанный человек, увлеченный метеорологией, очень спортивный.  Но он был слишком застенчив, а экзамен слишком скоротечен.       
    Вернувшись в Алма-Ату, они с Игорем поднялись на стажировку в альплагерь Талгар, и после этого Эрик получил звание «Младший инструктор по альпинизму» и право водить группы на восхождения.  
+
 
    Осенью 1966 года провели в Туюк-Су сбор скалолазов, собирались ехать на первенство Буревестника в Ялту. Были подготовлены  очень хорошо.  Обладая прекрасным боковым зрением и чувством трения, Игорь Кондрашов тогда показывал на скале выдающиеся результаты по времени.  Прекрасно лазил Миша Сырцов. Но в деньгах на поездку неожиданно Казахский Буревестник отказал. Кто-то  написал жалобу руководству на Ильинского, который был слишком принципиален и не взял в команду скалолаза, отказавшегося подняться на сборы.  
+
Вернувшись в Алма-Ату, они с Игорем поднялись на стажировку в альплагерь Талгар, и после этого Эрик получил звание «Младший инструктор по альпинизму» и право водить группы на восхождения.  
    В 1966 году Эрик  вернулся в институт.  В альпинистской секции Политехнического института тренера уже не было, он взялся вести тренировки. Если Университет  и Пединститут  -  это в основном ярмарки невест, то Политехнический – прерогатива мужчин. И родилась новая альпинистская секция Политеха.    Эрик Ильинский  стал лидером.  
+
 
     Всегда он был непрочь пошутить. Однажды, опоздав на лекцию по военному делу – в институте была военная кафедра, он, войдя, увидел, что лектора еще нет. «Встать!» - скомандовал  он. «Шагом марш!». И повел цепочку студентов вниз по улице Ленина. «Эрик -  спрашивает его староста - куда мы идем!?».  «Как куда! В кино, конечно».  «Ты с ума сошел, что мне будет за срыв занятий!» и развернул всех назад.
+
Осенью 1966 года провели в Туюк-Су сбор скалолазов, собирались ехать на первенство Буревестника в Ялту. Были подготовлены  очень хорошо.  Обладая прекрасным боковым зрением и чувством трения, Игорь Кондрашов тогда показывал на скале выдающиеся результаты по времени.  Прекрасно лазил Миша Сырцов. Но в деньгах на поездку неожиданно Казахский Буревестник отказал. Кто-то  написал жалобу руководству на Ильинского, который был слишком принципиален и не взял в команду скалолаза, отказавшегося подняться на сборы.
    Ершистый Эрик отличался от всех принципиальным упрямством.  Наверно он бы и хотел иметь  друга, которого бы слушался, но не находил такого, поэтому  будучи равным и даже младшим в альпинизме, всегда поступал только так, как считал нужным. Уважение, вежливость – да, но не послушание. Много потерь сулил Ерику его характер, и никто не знал, сколько достижений.  «Наполеон!» - в спину ему всегда бросал тогдашний  начальник клуба.  А.Ф.Туфан всегда  старался  держать  всех  под своим контролем,  используя самые разные  приемы.  Бывало,  зазывал  по одному  в свой кабинет предполагаемых «противников», закрывал дверь  и в доверительной беседе  намекал каждому из них, как плохо о нем отзывается соперник.  Эрик в этом случае поступил очень просто – подошел к товарищу и рассказал о разговоре.
+
    В 1966 году  «забойщика» в Буревестнике  Виктора Попова призвали в армию. Конечно Витя сделал все, чтобы продолжать ходить в горы. Казахстан входил тогда в Туркестанский военный округ,  а альпинизм был сосредоточен в Ташкенте у Владимира Иосифовича Рацека.  С Рацеком ребята познакомились под пиком Ленина и Попов обратился к нему, с просьбой вызвать его в спортивную команду ТуркВО.  Уже  тем  летом он делает восхождения в Талгаре с командой Вооруженных Сил. Рацек, легендарный альпинист, военный топограф, родился 24 августа 1918 года, альпинизмом начал заниматься в  1935 году. Он принимал участие в экспедиции, открывшей хребет Меридиональный на Тянь-Шане, им открыты и описаны десятки новых вершин, ледников, перевалов.    Его перу принадлежат несколько книг и десятки статей, в частности, о динамике современного горного оледенения. До 1967 года он был организатором и руководителем спортивных экспедиций  армейских альпинистов ТуркВО на Памир и Тянь-Шань.  По его инициативе в 1957 году был учрежден наградной знак «Пик Ленина», который вручался альпинистам, достигшим этой вершины. Этот исследователь, спортсмен и организатор внес огромный вклад в географическое изучение гор Средней Азии.           
+
В 1966 году Эрик  вернулся в институт.  В альпинистской секции Политехнического института тренера уже не было, он взялся вести тренировки. Если Университет  и Пединститут  -  это в основном ярмарки невест, то Политехнический – прерогатива мужчин. И родилась новая альпинистская секция Политеха.    Эрик Ильинский  стал лидером.  
  Нам он казался просто небожителем. Как удалось Попову договориться с ним  не только взять на следующий год в экспедицию  основной состав  Буревестника, но и  уговорить на  участие четырех альпинистов в восхождении 1966 года на пик Евгении Корженевской, тем более в числе четырех была женщина?  Как бы то ни было, но А.Марьяшев, В.Запека, А.Топорков и Т.Постникова на свои средства улетели в Джиргиталь.  Потом вместе с экспедицией Рацека,  прошли пешком тропой басмачей, через Азямов камень – огромный валун, перегораживающий  русло реки Фортамбек, на одну из древних террас под вершиной.  После двух акклиматизационных выходов, 11 августа 1966 года  мы взошли на пик  Евгении Корженевской по северному гребню (5А). Кроме нас четверых, одновременно взошло на вершину  восемь молодых участников экспедиции Рацека под руководством Виктора Попова, который нещадно  подгонял бедных  солдат, приводя нас в качестве примера.  На всем пути подъема,  невозможно было отвести глаз от потрясающего ракурса пика Коммунизма.
+
     Всегда он был непрочь пошутить. Однажды, опоздав на лекцию по военному делу – в институте была военная кафедра, он, войдя, увидел, что лектора еще нет. «Встать!» - скомандовал  он. «Шагом марш!». И повел цепочку студентов вниз по улице Ленина. «Эрик -  спрашивает его староста - куда мы идем!?».  «Как куда! В кино, конечно».  «Ты с ума сошел, что мне будет за срыв занятий!» и развернул всех назад. Ершистый Эрик отличался от всех принципиальным упрямством.  Наверно он бы и хотел иметь  друга, которого бы слушался, но не находил такого, поэтому  будучи равным и даже младшим в альпинизме, всегда поступал только так, как считал нужным. Уважение, вежливость – да, но не послушание. Много потерь сулил Ерику его характер, и никто не знал, сколько достижений.  «Наполеон!» - в спину ему всегда бросал тогдашний  начальник клуба.  А.Ф.Туфан всегда  старался  держать  всех  под своим контролем,  используя самые разные  приемы.  Бывало,  зазывал  по одному  в свой кабинет предполагаемых «противников», закрывал дверь  и в доверительной беседе  намекал каждому из них, как плохо о нем отзывается соперник.  Эрик в этом случае поступил очень просто – подошел к товарищу и рассказал о разговоре.
1967 год – юбилейный для Советского Союза – 50 лет Советской власти – отмечался  широко. Во всю шла подготовка к участию в юбилейных альпинистских мероприятиях.  Все уже уехали под пик Ленина, когда Эрик еще мотался на мотоцикле с оформлением документов. На этом мотоцикле он и влетел на пересечении улиц Мира и Шевченко между двумя трамваями в серьезное ДТП. С сотрясением мозга попал в больницу. Едва оправившись, уехал под пик Ленина в экспедицию ТуркВО.        
+
 
  Впервые тогда в Советский Союз  приехало много иностранных альпинистов.  Под пиком Ленина был организован первый Международный альпинистский лагерь (МАЛ).  Известно, что первыми  на пик Ленина взошли в 1928 году  немецкие альпинисты Э.Аллвейн, К.Вин и Е.Шнейдер с перевала Крыленко, причем за один день. В Советском Союзе многие годы высказывалось сомнение в возможности этого восхождения,  как слишком быстрого. И вот в 1967 году австрийские альпинисты повторили это восхождение на пик Ленина, доказав, что оно возможно за один день.  В тот год по разным маршрутам взошло на вершину более  трехсот альпинистов.
+
В 1966 году  «забойщика» в Буревестнике  Виктора Попова призвали в армию. Конечно Витя сделал все, чтобы продолжать ходить в горы. Казахстан входил тогда в Туркестанский военный округ,  а альпинизм был сосредоточен в Ташкенте у Владимира Иосифовича Рацека.  С Рацеком ребята познакомились под пиком Ленина и Попов обратился к нему, с просьбой вызвать его в спортивную команду ТуркВО.  Уже  тем  летом он делает восхождения в Талгаре с командой Вооруженных Сил.  
  Рацек  пригласил участвовать в своих мероприятиях казахстанский Буревестник.  Витя Попов (Спасибо ему!)  вновь, уже опираясь на мои прошлогодние заслуги, выпросил у Рацека разрешение на участие женщины в их составе.
+
  Рацек, легендарный альпинист, военный топограф, родился 24 августа 1918 года, альпинизмом начал заниматься в  1935 году. Он принимал участие в экспедиции, открывшей хребет Меридиональный на Тянь-Шане, им открыты и описаны десятки новых вершин, ледников, перевалов.    Его перу принадлежат несколько книг и десятки статей, в частности, о динамике современного горного оледенения. До 1967 года он был организатором и руководителем спортивных экспедиций  армейских альпинистов ТуркВО на Памир и Тянь-Шань.  По его инициативе в 1957 году был учрежден наградной знак «Пик Ленина», который вручался альпинистам, достигшим этой вершины. Этот исследователь, спортсмен и организатор внес огромный вклад в географическое изучение гор Средней Азии.           
  Центральный стадион в городе Ош был перевалочной базой для альпинистов. Кроме Эрика,  весь состав траверса вершин Москва-Пекин -  Ленина, заявленного ТуркВО  на участие в Чемпионате Советского Союза, уже находился под пиком Ленина. По приезде в Ош я потерялась. Через пару дней мне передают записку от Эрика «Томка, раззява, тебе приказано было явиться в военную часть».  В город Ош  вместе с Эриком  приехали первые его  воспитанники  секции Политехнического института Сережа Чепчев, Женя Репин и Володя Клековкин, которого все звали Малым, он пришел в секцию от А.Марьяшева. У них был еще третий разряд, но Эрик пообещал сводить их на пик Ленина.  В казармы я  не пошла, осталась на стадионе под видом участника МАЛа.  А  ребята развлекались несколько дней по полной программе - после их завтрака в казарме у нас был завтрак в кафе, который завершался  походом  на знаменитый ошский базар за фруктами или  арбузом. Было очень жарко, и по дороге еще пили квас из бочек. Мы ждали машину в МАЛ.  
+
 
   Мал представлял собой шумный международный  табор, впервые мы увидели живых иностранцев, услышали иностранную речь, туда приезжал Владимир Высоцкий, собравшись вокруг палатки слушали мы песни Визбора.  Издали наблюдали сурового Овчинникова,  Романова, и других альпинистских корифеев.  Владимир Иосифович привез тогда под пик Ленина двух дочерей.  Обеды всей экспедиции с Рацеком во главе стола проходили всегда в  полном молчании. Солдаты перед ним трепетали. И вот Малый, сидя за столом рядом со старшей дочерью,  вдруг полуобнял ее за плечи и сказал «Ну все, Владимир Иосифович, теперь я буду вашим зятем».  На наши одергивания он не обращал никакого внимания.  К вечеру девушек уже в лагере не было.  Отец отправил их домой.   
+
Нам он казался просто небожителем. Как удалось Попову договориться с ним  не только взять на следующий год в экспедицию  основной состав  Буревестника, но и  уговорить на  участие четырех альпинистов в восхождении 1966 года на пик Евгении Корженевской, тем более в числе четырех была женщина?  Как бы то ни было, но А.Марьяшев, В.Запека, А.Топорков и Т.Постникова на свои средства улетели в Джиргаталь.  Потом вместе с экспедицией Рацека,  прошли пешком тропой басмачей, через Азямов камень – огромный валун, перегораживающий  русло реки Фортамбек, на одну из древних террас под вершиной.  После двух акклиматизационных выходов, 11 августа 1966 года  мы взошли на пик  Евгении Корженевской по северному гребню (5А). Кроме нас четверых, одновременно взошло на вершину  восемь молодых участников экспедиции Рацека под руководством Виктора Попова, который нещадно  подгонял бедных  солдат, приводя нас в качестве примера.  На всем пути подъема,  невозможно было отвести глаз от потрясающего ракурса пика Коммунизма.
  Основным в экспедиции Рацека был траверс с ледника Малый Саук-дара через вершину 6852 м  ( Москва-Пекин (Ныне пик Жукова))  и Ленина. В составе группы восходителей, кроме наших ребят Виктора Попова, Игоря Кондрашова, Владимира Запеки, Эрика Ильинского, Алексея Топоркова, Юрия Голодова и молодого красноярца Саши Путинцева, был заслуженный и уже пожилой Семен Игнатьевич  Артюхин. 22 июля основной состав выехал из Дараут-Кургана.  23 июля добрались до места стоянок всех экспедиций на пик Ленина  у ручья Кокчукур. Подробное описание восхождения в дневнике Володи Запеки.
+
 
  Этим восхождением руководил  Виктор Попов.  На  первенстве Союза в классе траверсов оно заняло третье место,  вместе с командой Узбекистана. Эрик был в связке с Игорем Кондрашовым, между ними шел  С.И.Артюхин.  Увидев, как смело ребята действуют на скальных участках, Семен Игнатьевич  попросил Эрика идти по скалам  осторожнее и аккуратнее страховаться.  «У меня две дочери» - предупредил он.  Эрик старался выполнить просьбу, закладывал веревку за выступы, шел аккуратно, но, иногда увлекался и чувствовал, что его притормаживают. Оглянувшись видел, как Семен Игнатьевич показывал ему пальцами – две, две дочери!  
+
1967 год – юбилейный для Советского Союза – 50 лет Советской власти – отмечался  широко. Во всю шла подготовка к участию в юбилейных альпинистских мероприятиях.  Все уже уехали под пик Ленина, когда Эрик еще мотался на мотоцикле с оформлением документов. На этом мотоцикле он и влетел на пересечении улиц Мира и Шевченко между двумя трамваями в серьезное ДТП. С сотрясением мозга попал в больницу. Едва оправившись, уехал под пик Ленина в экспедицию ТуркВО.
  Под пиком Коммунизма тогда с экспедицией Казахского Клуба случилось несчастье. В лавине погибли Валентин Мельников и Витя Егоров, другие получили травмы. Вертолет был занят на спасработах и траверсанты оказались в тяжелой ситуации, без продуктов.  
+
       
  Все были очень измотаны и, конечно,  довольны, когда спустились. На зеленой траве рядом с лагерем была устроена под огромным шатром брезента военная походная баня.  Исхудавшие  ребята, вернулись оттуда покатываясь со смеху друг над другом. Игорь,  надевая трусы,  легко прошел всем телом в  пройму для ноги.   
+
Впервые тогда в Советский Союз  приехало много иностранных альпинистов.  Под пиком Ленина был организован первый Международный альпинистский лагерь (МАЛ).  Известно, что первыми  на пик Ленина взошли в 1928 году  немецкие альпинисты Э.Аллвейн, К.Вин и Е.Шнейдер с перевала Крыленко, причем за один день. В Советском Союзе многие годы высказывалось сомнение в возможности этого восхождения,  как слишком быстрого. И вот в 1967 году австрийские альпинисты повторили это восхождение на пик Ленина, доказав, что оно возможно за один день.  В тот год по разным маршрутам взошло на вершину более  трехсот альпинистов.
  Рацек, глядя на них, распорядился выдать всем неприкосновенный запас – по селедке. Удовлетворенно осматривая всех наслаждающихся, он вдруг увидел, что Ильинский сидит без селедки.  
+
Рацек  пригласил участвовать в своих мероприятиях казахстанский Буревестник.  Витя Попов (Спасибо ему!)  вновь, уже опираясь на мои прошлогодние заслуги, выпросил у Рацека разрешение на участие женщины в их составе.
      -  А Вам,  Ильинский, что, селедку не дали? – спросил он.
+
 
      -  Нет, Владимир Иосифович, я уже съел.  
+
Центральный стадион в городе Ош был перевалочной базой для альпинистов. Кроме Эрика,  весь состав траверса вершин Москва-Пекин -  Ленина, заявленного ТуркВО  на участие в Чемпионате Советского Союза, уже находился под пиком Ленина. По приезде в Ош я потерялась. Через пару дней мне передают записку от Эрика «Томка, раззява, тебе приказано было явиться в военную часть».  В город Ош  вместе с Эриком  приехали первые его  воспитанники  секции Политехнического института Сережа Чепчев, Женя Репин и Володя Клековкин, которого все звали Малым, он пришел в секцию от А.Марьяшева. У них был еще третий разряд, но Эрик пообещал сводить их на пик Ленина.  В казармы я  не пошла, осталась на стадионе под видом участника МАЛа.  А  ребята развлекались несколько дней по полной программе - после их завтрака в казарме у нас был завтрак в кафе, который завершался  походом  на знаменитый ошский базар за фруктами или  арбузом. Было очень жарко, и по дороге еще пили квас из бочек. Мы ждали машину в МАЛ.  
      -   Как съел!?  Целиком? - и, указывая пальцем, приказал -  Выдайте Ильинскому еще одну селедку!  
+
   Мал представлял собой шумный международный  табор, впервые мы увидели живых иностранцев, услышали иностранную речь, туда приезжал Владимир Высоцкий, собравшись вокруг палатки слушали мы песни Визбора.  Издали наблюдали сурового Овчинникова,  Романова, и других альпинистских корифеев.   
  ТуркВо делал свои восхождения с молодыми солдатами  в числе последних,  мы прошли по опустевшим пещерам  и промежуточным лагерям на пик Ленина  через Раздельную  под руководством  Славы Овсянникова.  
+
 
  Наши третьеразрядники напомнили Эрику о его обещании сходить с ними на пик Ленина.  Выпускающим был С.Артюхин. Он с сомнением отнесся к этой идее и сказал «Пойдешь с ними сам, тогда выпущу». Услышав, что совсем молодые ребята идут на восхождение, В. Эльчибеков из Ташкента попросил взять несколько его ребят. Также В.И.Рацек предложил взять несколько молодых солдат, при этом он попросил Ильинского смотреть за ними, чтобы в оставленных лагерях они не  хватали все, что попало им на глаза.  Один из них, действительно, мгновенно засунул в рот найденные им  белые таблетки, которые оказались сухим спиртом для примуса. Так Эрик  завел  на пик Ленина группу из десяти молодых альпинистов, (в том числе ребята из его альпинистской секции КазПТИ – С.Чепчев, Е.Репин, В.Клековкин), поднявшись на вершину второй раз за один сезон.  По просьбе Рацека он занес  в рюкзаке памятную доску с изображением В.И.Ленина  и установил ее на вершине.  
+
Владимир Иосифович привез тогда под пик Ленина двух дочерей.  Обеды всей экспедиции с Рацеком во главе стола проходили всегда в  полном молчании. Солдаты перед ним трепетали. И вот Малый, сидя за столом рядом со старшей дочерью,  вдруг полуобнял ее за плечи и сказал «Ну все, Владимир Иосифович, теперь я буду вашим зятем».  На наши одергивания он не обращал никакого внимания.  К вечеру девушек уже в лагере не было.  Отец отправил их домой.   
    В 1968 году Виктор Попов был демобилизован из армии и вернулся в Алма-Ату.  Почти весь состав Буревестника вместе с ним перешел в спортивное общество Спартак к Борису Андреевичу Студенину.  Причина, как всегда, одна – недостаточное финансирование. В Буревестнике остались Ильинский, Кондрашов, Голодов и молодые ребята.  Летом 1968 года почти тридцать человек альпинистов Спартака и Буревестника  пешком двинулись от   погранзаставы  вверх по ущелью Баянкол.  Перед ними стояла та же задача, которую многие годы по-разному пытались решить альпинисты: как попасть к подножию Хан-Тенгри с севера.
+
 
    От  вершины  Мраморная Стена  хребет Сарыджас, перекрывающий доступ к Хан-Тенгри, начинается вершиной  Карлытау. В нижней части ледовых сбросов с перевала Карлы-Тау -  пройти  невозможно.  По пути следования необходимо обойти ледопад ледника Мраморной стены и выйти на северное ребро Карлы-Тау,  затем почти под вершиной перейти на перевал Карлы-Тау.   Через пятитысячный перевал Карлытау вся  экспедиция  спустилась  на ледник Северный Иныльчек.  Сейчас этот маршрут преодолевается за считаные  минуты на вертолетах. А тогда возможно впервые столь многочисленный лагерь обосновался  под пиком Хан-Тенгри с севера.  Почти все восхождения, совершенные участниками экспедиции в этом районе были первопрохождениями. Были сделаны  первопрохождение на п. Хан-Тенгри с севера (по подушкам, по пути Кузьмина, рук.В.Попов), первопрохождение на п. Саладина (рук.Б.Студенин), первопрохождение на п.Шатер (рук.Г.Киреев).  Они взошли  на пик Баянкол - группа во главе с А. Уродковым; сделали первовосхождение на вершину Карлытау, поднялся весь состав экспедиции,  три группы альпинистов, которыми руководили Б. Студенин, В. Попов, А.Топорков.  Побывали две группы на пике Одиннадцати, руководимые И. Кондрашовым и Б. Лысенко. Сделали траверс пиков  Одиннадцати и Семенова под руководством И.Кондрашова.  Но главной целью их экспедиции оставался, конечно, траверс от точки соединения хребтов Тенгри-Таг и Меридианального до вершины пика Хан-Тенгри,  то есть траверс вершин Шатер - Хан-Тенгри.  Дневник В.Запеки.
+
Основным в экспедиции Рацека был траверс с ледника Малый Саук-дара через вершину 6852 м  ( Москва-Пекин (Ныне пик Жукова))  и Ленина. В составе группы восходителей, кроме наших ребят Виктора Попова, Игоря Кондрашова, Владимира Запеки, Эрика Ильинского, Алексея Топоркова, Юрия Голодова и молодого красноярца Саши Путинцева, был заслуженный и уже пожилой Семен Игнатьевич  Артюхин. 22 июля основной состав выехал из Дараут-Кургана.  23 июля добрались до места стоянок всех экспедиций на пик Ленина  у ручья Кокчукур. Подробное описание восхождения в дневнике Володи Запеки.
 +
 
 +
Этим восхождением руководил  Виктор Попов.  На  первенстве Союза в классе траверсов оно заняло третье место,  вместе с командой Узбекистана. Эрик был в связке с Игорем Кондрашовым, между ними шел  С.И.Артюхин.  Увидев, как смело ребята действуют на скальных участках, Семен Игнатьевич  попросил Эрика идти по скалам  осторожнее и аккуратнее страховаться.  «У меня две дочери» - предупредил он.  Эрик старался выполнить просьбу, закладывал веревку за выступы, шел аккуратно, но, иногда увлекался и чувствовал, что его притормаживают. Оглянувшись видел, как Семен Игнатьевич показывал ему пальцами – две, две дочери!  
 +
 
 +
Под пиком Коммунизма тогда с экспедицией Казахского Клуба случилось несчастье. В лавине погибли Валентин Мельников и Витя Егоров, другие получили травмы. Вертолет был занят на спасработах и траверсанты оказались в тяжелой ситуации, без продуктов.
 +
   
 +
Все были очень измотаны и, конечно,  довольны, когда спустились. На зеленой траве рядом с лагерем была устроена под огромным шатром брезента военная походная баня.  Исхудавшие  ребята, вернулись оттуда покатываясь со смеху друг над другом. Игорь,  надевая трусы,  легко прошел всем телом в  пройму для ноги.   
 +
 
 +
Рацек, глядя на них, распорядился выдать всем неприкосновенный запас – по селедке. Удовлетворенно осматривая всех наслаждающихся, он вдруг увидел, что Ильинский сидит без селедки.  
 +
-  А Вам,  Ильинский, что, селедку не дали? – спросил он.
 +
-  Нет, Владимир Иосифович, я уже съел.  
 +
- Как съел!?  Целиком? - и, указывая пальцем, приказал -  Выдайте Ильинскому еще одну селедку!  
 +
 
 +
ТуркВо делал свои восхождения с молодыми солдатами  в числе последних,  мы прошли по опустевшим пещерам  и промежуточным лагерям на пик Ленина  через Раздельную  под руководством  Славы Овсянникова.  
 +
Наши третьеразрядники напомнили Эрику о его обещании сходить с ними на пик Ленина.  Выпускающим был С.Артюхин. Он с сомнением отнесся к этой идее и сказал «Пойдешь с ними сам, тогда выпущу». Услышав, что совсем молодые ребята идут на восхождение, В. Эльчибеков из Ташкента попросил взять несколько его ребят. Также В.И.Рацек предложил взять несколько молодых солдат, при этом он попросил Ильинского смотреть за ними, чтобы в оставленных лагерях они не  хватали все, что попало им на глаза.  Один из них, действительно, мгновенно засунул в рот найденные им  белые таблетки, которые оказались сухим спиртом для примуса. Так Эрик  завел  на пик Ленина группу из десяти молодых альпинистов, (в том числе ребята из его альпинистской секции КазПТИ – С.Чепчев, Е.Репин, В.Клековкин), поднявшись на вершину второй раз за один сезон.  По просьбе Рацека он занес  в рюкзаке памятную доску с изображением В.И.Ленина  и установил ее на вершине.  
 +
 
 +
В 1968 году Виктор Попов был демобилизован из армии и вернулся в Алма-Ату.  Почти весь состав Буревестника вместе с ним перешел в спортивное общество Спартак к Борису Андреевичу Студенину.  Причина, как всегда, одна – недостаточное финансирование. В Буревестнике остались Ильинский, Кондрашов, Голодов и молодые ребята.  Летом 1968 года почти тридцать человек альпинистов Спартака и Буревестника  пешком двинулись от погранзаставы  вверх по ущелью Баянкол.  Перед ними стояла та же задача, которую многие годы по-разному пытались решить альпинисты: как попасть к подножию Хан-Тенгри с севера.
 +
 
 +
От  вершины  Мраморная Стена  хребет Сарыджас, перекрывающий доступ к Хан-Тенгри, начинается вершиной  Карлытау. В нижней части ледовых сбросов с перевала Карлы-Тау -  пройти  невозможно.  По пути следования необходимо обойти ледопад ледника Мраморной стены и выйти на северное ребро Карлы-Тау,  затем почти под вершиной перейти на перевал Карлы-Тау. Через пятитысячный перевал Карлытау вся  экспедиция  спустилась  на ледник Северный Иныльчек.  Сейчас этот маршрут преодолевается за считаные  минуты на вертолетах. А тогда возможно впервые столь многочисленный лагерь обосновался  под пиком Хан-Тенгри с севера.  Почти все восхождения, совершенные участниками экспедиции в этом районе были первопрохождениями. Были сделаны  первопрохождение на п. Хан-Тенгри с севера (по подушкам, по пути Кузьмина, рук.В.Попов), первопрохождение на п. Саладина (рук.Б.Студенин), первопрохождение на п.Шатер (рук.Г.Киреев).  Они взошли  на пик Баянкол - группа во главе с А. Уродковым; сделали первовосхождение на вершину Карлытау, поднялся весь состав экспедиции,  три группы альпинистов, которыми руководили Б. Студенин, В. Попов, А.Топорков.  Побывали две группы на пике Одиннадцати, руководимые И. Кондрашовым и Б. Лысенко. Сделали траверс пиков  Одиннадцати и Семенова под руководством И.Кондрашова.  Но главной целью их экспедиции оставался, конечно, траверс от точки соединения хребтов Тенгри-Таг и Меридианального до вершины пика Хан-Тенгри,  то есть траверс вершин Шатры - Хан-Тенгри.
 
     '''Восхождение на Хан-Тенгри с севера.''' Взошли Б.Студенин, В.Попов, А.Афанасьев. Е.Ильинский, В.Запека, Е.Камбаров, В.Токмаков.
 
     '''Восхождение на Хан-Тенгри с севера.''' Взошли Б.Студенин, В.Попов, А.Афанасьев. Е.Ильинский, В.Запека, Е.Камбаров, В.Токмаков.
    Вспоминает Эрик: Трижды  попадали в лавины. В первый раз, при выходе с ночевки первая связка  Б.Студенин, В.Попов и В. Запека ушла вперед.  Снегу навалом.  Мы с  Аликом Афанасьевым успели отойти от лагеря всего метров на 15, когда услышали сверху крик «Лавина!» и увидели, как она выскакивает из-за перегиба.  Я закричал «Ложись»  и, зарубаясь в глубокий снег  из под локтя успел увидеть удивленное лицо В.Сизона, с красными губами. Тот все время мазал рот красной помадой.  Лавина стаскивала и стаскивала нас за огромные абалаковские рюкзаки.  Мы упирались и втискивались в снег и я чувствую,  как Алик (Афанасьев) уперся мне  головой в пятую точку и держит.  Потом потихоньку скорость начала слабеть и лавина ушла вниз. «Ну, здорово!! Вот здорово!!» - повторял Алик. Из-за перегиба, метров за тридцать выше,  выбежал перепуганный  Попов с одним вопросом -  «Нормально?» - «Да, нормально…».  Остальные были еще у палаток и в лавину не попали. Второй раз  уже при выходе на гребень я шел первым,  но  мне  очень не понравился склон.  Вкрутил ледовый крюк.  Когда пересекал склон, тот подломился подо мной  и потащил вниз. Спас забитый крюк, но пришлось пережить падение в маятнике.  
+
 
 +
Вспоминает Эрик: Трижды  попадали в лавины. В первый раз, при выходе с ночевки первая связка  Б.Студенин, В.Попов и В. Запека ушла вперед.  Снегу навалом.  Мы с  Аликом Афанасьевым успели отойти от лагеря всего метров на 15, когда услышали сверху крик «Лавина!» и увидели, как она выскакивает из-за перегиба.  Я закричал «Ложись»  и, зарубаясь в глубокий снег  из под локтя успел увидеть удивленное лицо В.Сизона, с красными губами. Тот все время мазал рот красной помадой.  Лавина стаскивала и стаскивала нас за огромные абалаковские рюкзаки.  Мы упирались и втискивались в снег и я чувствую,  как Алик (Афанасьев) уперся мне  головой в пятую точку и держит.  Потом потихоньку скорость начала слабеть и лавина ушла вниз. «Ну, здорово!! Вот здорово!!» - повторял Алик. Из-за перегиба, метров за тридцать выше,  выбежал перепуганный  Попов с одним вопросом -  «Нормально?» - «Да, нормально…».  Остальные были еще у палаток и в лавину не попали. Второй раз  уже при выходе на гребень я шел первым,  но  мне  очень не понравился склон.  Вкрутил ледовый крюк.  Когда пересекал склон, тот подломился подо мной  и потащил вниз. Спас забитый крюк, но пришлось пережить падение в маятнике.  
 +
 
 
На гребне трое заболели (Кондрашов, Сизон и Киреев).   
 
На гребне трое заболели (Кондрашов, Сизон и Киреев).   
 
Вспоминает Эрик.  Он сопровождал вниз больных.  Длинные перила из 3-х веревок страховали за вбитые в снег ледорубы на гребне.  Когда вся вереница людей уже висела на перилах, произошло что-то, чего никто понять сразу не смог. Эрик почувствовал, что он куда-то летит, его крутит, тянет. Через полминуты все прошло. Все обалдевшие смотрят: веревка висит, все на веревке.  Оказывается из-под них ушел гигантский пласт снега толщиной полтора-два метра, захвативший почти все пространство от Саладина до Хан-Тенгри. Им повезло, что он ушел из-под них целиком и не сломался! Страхующие тоже ничего не поняли. Нагрузка на перила была такая, рассказывают они, что веревка звенела, а ледорубы начали вылезать из утрамбованного снега и их  затаптывали или наваливались и садились на них.  Они увидели сверху только, как внизу вылетела в сторону Баянкола и перехлестнула весь ледник огромная лавина.
 
Вспоминает Эрик.  Он сопровождал вниз больных.  Длинные перила из 3-х веревок страховали за вбитые в снег ледорубы на гребне.  Когда вся вереница людей уже висела на перилах, произошло что-то, чего никто понять сразу не смог. Эрик почувствовал, что он куда-то летит, его крутит, тянет. Через полминуты все прошло. Все обалдевшие смотрят: веревка висит, все на веревке.  Оказывается из-под них ушел гигантский пласт снега толщиной полтора-два метра, захвативший почти все пространство от Саладина до Хан-Тенгри. Им повезло, что он ушел из-под них целиком и не сломался! Страхующие тоже ничего не поняли. Нагрузка на перила была такая, рассказывают они, что веревка звенела, а ледорубы начали вылезать из утрамбованного снега и их  затаптывали или наваливались и садились на них.  Они увидели сверху только, как внизу вылетела в сторону Баянкола и перехлестнула весь ледник огромная лавина.
Строка 48: Строка 70:
 
Спускались  всей экспедицией назад в Джаркулак снова пешком. Пришлось вновь преодолевать перевал Карлытау и совершить весь длинный переход по долине Баянкола до избушки Джаркулак.   
 
Спускались  всей экспедицией назад в Джаркулак снова пешком. Пришлось вновь преодолевать перевал Карлытау и совершить весь длинный переход по долине Баянкола до избушки Джаркулак.   
 
     В 1969 году часть  альпинистов Спартака уехала по приглашению в Австрию. Младшие  или вернее уже подросшие в смысле альпинизма ребята из Буревестника делали восхожения на Кавказе.  Оставшиеся ребята из Спартака и Буревестника  организовали совместную небольшую экспедицию на пик Хан-Тенгри, финансируему этими обществами.  Перед этим провели в Караколе сборы.  Руководство в лице  Бориса Студенина и Эрика Ильинского должно было определиться с составом группы, которая пойдет на восхождение на пик Хан-Тенгри по Южному ребру, по серпам.  Но Эрик  после Каракола заболел, написал мне в Майдаадыре в альпинистскую книжку рекомендацию на восхождение, и мы улетели на вертолете на Южный Иныльчек.   
 
     В 1969 году часть  альпинистов Спартака уехала по приглашению в Австрию. Младшие  или вернее уже подросшие в смысле альпинизма ребята из Буревестника делали восхожения на Кавказе.  Оставшиеся ребята из Спартака и Буревестника  организовали совместную небольшую экспедицию на пик Хан-Тенгри, финансируему этими обществами.  Перед этим провели в Караколе сборы.  Руководство в лице  Бориса Студенина и Эрика Ильинского должно было определиться с составом группы, которая пойдет на восхождение на пик Хан-Тенгри по Южному ребру, по серпам.  Но Эрик  после Каракола заболел, написал мне в Майдаадыре в альпинистскую книжку рекомендацию на восхождение, и мы улетели на вертолете на Южный Иныльчек.   
  Эрик  остался в больничной палате заставы в ожидании машины вниз. Однажды,  выглянув в окно, увидел, как начальник заставы и замполит заряжают патроны.  Они сидели за столом, между ними стояла банка с черным порохом. Чуть позднее он вдруг услышал взрыв! Он снова выглянул в окно и увидел за столом уже двух негров. Лица были совершенно черные. Одного даже пришлось позднее госпитализировать. Оказывается, когда они мирно заряжали патроны, на край банки с порохом села бабочка. Один из них решил подпалить ее сигаретой и поднес сигарету к бабочке. Порох взорвался,  они были в состоянии шока.  «Я совсем не подумал про этот порох, я хотел бабочку подпалить» – говорил виновный. А Эрик долго веселился.  
+
Эрик  остался в больничной палате заставы в ожидании машины вниз. Однажды,  выглянув в окно, увидел, как начальник заставы и замполит заряжают патроны.  Они сидели за столом, между ними стояла банка с черным порохом. Чуть позднее он вдруг услышал взрыв! Он снова выглянул в окно и увидел за столом уже двух негров. Лица были совершенно черные. Одного даже пришлось позднее госпитализировать. Оказывается, когда они мирно заряжали патроны, на край банки с порохом села бабочка. Один из них решил подпалить ее сигаретой и поднес сигарету к бабочке. Порох взорвался,  они были в состоянии шока.  «Я совсем не подумал про этот порох, я хотел бабочку подпалить» – говорил виновный. А Эрик долго веселился.  
  Состав группы восходителей на Хан-Тенгри частично был известен, это  Б.Студенин, Ю.Голодов  и И.Кондрашов.  Четвертым участником  взяли меня, хотя претендовал на это место и Юра Розин. [http://mountain.kz/ru/publications/671/na-khan-tengri-po-mramornomu-rebru  На Хан-Тенгри по Мраморному ребру. Т.Постникова.]     
+
 
  В сентябре 1969 года Ильинский уехал на Кавказ. Его пригласили тренером на сбор альпинистов-скалолазов в альплагерь Алибек.  Старшим тренером на сборе был В.Г.Старицкий. Очень спортивный, он был тренером  чемпионов и призеров соревнований по скалолазанию, знаменитых ленинградских скалолазов из Политехнического института  В.Маркелова, М.Гаврилова, В.Бриль. Старицкий провел с новым тренером и инструктором  беседу. «Знаете, Ерванд Тихонович, у нас техническая подготовка хорошая. У нас принято ходить быстро». «У нас тоже» - ответил Эрик, вместе с ним было двое его ребят из Политехнического института. Пошли на восхождение на вершину Птыш,  руководит Бриль.  Под маршрутом все надели галоши, и прошли маршрут за 45 минут. Еще много времени потеряли на верхних двадцати метрах. Лень было переобуваться и скальным молотком во льду выбили несколько ступеней. Все были очень довольны.  Вышли из лагеря в 6 часов утра, вернулись в лагерь в 10 часов. На следующий день Старицкий делает разбор восхождения. Бриль обстоятельно докладывает.  Все делятся своими впечатлениями от маршрута. В конце Старицкий спрашивает «Ну, а сколько времени заняло восхождение?». Бриль молчит и вопросительно смотрит на Эрика, мол, что говорить? «Говори, как есть» - отвечает тот.  Все присутствующие веселятся. «Сорок пять минут» - отвечает Бриль. Старицкий аж крякнул. Перекусили, потом он предложил Эрику проводить его. «Вы знаете, Ерванд Тихонович, когда я говорил «быстро», я не представлял, что настолько быстро!» «Ну, они же Чемпионы Союза в связках, они все умеют». «Но я не представляю, как за сорок пять минут…». « Ну что ж, новое время!» - сказал Эрик.   
+
Состав группы восходителей на Хан-Тенгри частично был известен, это  Б.Студенин, Ю.Голодов  и И.Кондрашов.  Четвертым участником  взяли меня, хотя претендовал на это место и Юра Розин. [http://mountain.kz/ru/publications/671/na-khan-tengri-po-mramornomu-rebru  На Хан-Тенгри по Мраморному ребру. Т.Постникова.]     
    Через несколько дней, тройкой, Эрик как тренер, пошли на Домбай–Ульген, 5Б, западная вершина по северной стене.  Руководит В.Надбах, участник В.Маркелов.  Тут уже контрольный срок пришлось оставлять в другом лагере, в Домбае. Утром пошли, к вечеру спустились. «В лагере спрашивают «Что, не сделали?» - «Ну почему, вот записки, с промежуточного тура, все нормально прошли». «Что тут началось…! Как начали на нас наезжать! Вы не страхуетесь!  Вы нарушаете…».  Даже сейчас, когда Эрик рассказывает об этом, видно, что ему не по себе, он никак не ожидал таких нападок.  Особенно негодовал начальник учебной части. «А я  хорошо был знаком с его сыном, Сашей Мартыновым. Саша спрашивает потом, а что нормально за один день?» - рассказывает Эрик – «Дней через десять Саша приходит в Алибек и говорит мне «Я тоже сходил на эту пятерку за один день!». Ну и что тебе сказал отец?!» - поинтересовался Эрик.     
+
 
    Наступил 1970 год. У Студенина в Спартаке большие планы – пик Победы. Ильинский тоже приглашен, но в его секции Политехнического института ребята уже подросли до пятерок.  Он колебался: бросить ребят на все лето – заведомо потерять команду,  разбегутся.  Так  получилось, что на пик Победы Эрик Ильинский  так и не сходил.  Со Спартаком, потому что  занимался с молодыми альпинистами Буревестника,  позднее,  потому что на пик Победы его ребята шли уже  в 1980  году по стене, и он должен был наблюдать за восхождением.
+
В сентябре 1969 года Ильинский уехал на Кавказ. Его пригласили тренером на сбор альпинистов-скалолазов в альплагерь Алибек.  Старшим тренером на сборе был В.Г.Старицкий. Очень спортивный, он был тренером  чемпионов и призеров соревнований по скалолазанию, знаменитых ленинградских скалолазов из Политехнического института  В.Маркелова, М.Гаврилова, В.Бриль. Старицкий провел с новым тренером и инструктором  беседу. «Знаете, Ерванд Тихонович, у нас техническая подготовка хорошая. У нас принято ходить быстро». «У нас тоже» - ответил Эрик, вместе с ним было двое его ребят из Политехнического института. Пошли на восхождение на вершину Птыш,  руководит Бриль.  Под маршрутом все надели галоши, и прошли маршрут за 45 минут. Еще много времени потеряли на верхних двадцати метрах. Лень было переобуваться и скальным молотком во льду выбили несколько ступеней. Все были очень довольны.  Вышли из лагеря в 6 часов утра, вернулись в лагерь в 10 часов. На следующий день Старицкий делает разбор восхождения. Бриль обстоятельно докладывает.  Все делятся своими впечатлениями от маршрута. В конце Старицкий спрашивает «Ну, а сколько времени заняло восхождение?». Бриль молчит и вопросительно смотрит на Эрика, мол, что говорить? «Говори, как есть» - отвечает тот.  Все присутствующие веселятся. «Сорок пять минут» - отвечает Бриль. Старицкий аж крякнул. Перекусили, потом он предложил Эрику проводить его. «Вы знаете, Ерванд Тихонович, когда я говорил «быстро», я не представлял, что настолько быстро!» «Ну, они же Чемпионы Союза в связках, они все умеют». «Но я не представляю, как за сорок пять минут…». « Ну что ж, новое время!» - сказал Эрик.   
'''Первая команда Ильинского'''    
+
 
 +
Через несколько дней, тройкой, Эрик как тренер, пошли на Домбай–Ульген, 5Б, западная вершина по северной стене.  Руководит В.Надбах, участник В.Маркелов.  Тут уже контрольный срок пришлось оставлять в другом лагере, в Домбае. Утром пошли, к вечеру спустились. «В лагере спрашивают «Что, не сделали?» - «Ну почему, вот записки, с промежуточного тура, все нормально прошли». «Что тут началось…! Как начали на нас наезжать! Вы не страхуетесь!  Вы нарушаете…».  Даже сейчас, когда Эрик рассказывает об этом, видно, что ему не по себе, он никак не ожидал таких нападок.  Особенно негодовал начальник учебной части. «А я  хорошо был знаком с его сыном, Сашей Мартыновым. Саша спрашивает потом, а что нормально за один день?» - рассказывает Эрик – «Дней через десять Саша приходит в Алибек и говорит мне «Я тоже сходил на эту пятерку за один день!». Ну и что тебе сказал отец?!» - поинтересовался Эрик.     
 +
 
 +
Наступил 1970 год. У Студенина в Спартаке большие планы – пик Победы. Ильинский тоже приглашен, но в его секции Политехнического института ребята уже подросли до пятерок.  Он колебался: бросить ребят на все лето – заведомо потерять команду,  разбегутся.  Так  получилось, что на пик Победы Эрик Ильинский  так и не сходил.  Со Спартаком, потому что  занимался с молодыми альпинистами Буревестника,  позднее,  потому что на пик Победы его ребята шли уже  в 1980  году по стене, и он должен был наблюдать за восхождением.
 +
 
 +
'''Первая команда Ильинского'''
 +
   
 
К 1970-му году в Казахском Буревестнике  подросла  целая группа ребят.  Сложилась команда  примерно из 20 человек.  Ходили очень активно в Малоалматинском ущелье,  летом уехали на сборы в Талгар.  
 
К 1970-му году в Казахском Буревестнике  подросла  целая группа ребят.  Сложилась команда  примерно из 20 человек.  Ходили очень активно в Малоалматинском ущелье,  летом уехали на сборы в Талгар.  
    Две группы совершили восхождения на пик Талгар, южная вершина по западной стене  Э.Ильинский, В.Бобровский, Н.Иванов,  В.Клековкин; Е.Репин, В.Смирнов, Н.Хребтов. С.Чепчев.  Пик Каратау по стене  Н.Хребтов, В.Смирнов, В.Денисенко,  А.Дзарахохов;  В.Береснев, Ю.Голодов, А.Тимофеев, В.Урюпин.  Восхождение  на п.Труд  Б.Тарасенко,  А.Дзарахохов, В.Смирнов, Н.Хребтов,  С.Чепчев.  
+
 
  Траверс через 8 вершин  Талгарской Подковы с подъемом по северной стене четырьмя группами  Э.Ильинский, В.Береснев, Б.Тарасенко;  Н.Иванов, Е.Репин, А.Уродков; Н.Хребтов, В.Денисенко, В.Смирнов, А.Дзарахохов, В.Клековкин, С.Чепчев.   
+
Две группы совершили восхождения на пик Талгар, южная вершина по западной стене  Э.Ильинский, В.Бобровский, Н.Иванов,  В.Клековкин; Е.Репин, В.Смирнов, Н.Хребтов. С.Чепчев.  Пик Каратау по стене  Н.Хребтов, В.Смирнов, В.Денисенко,  А.Дзарахохов;  В.Береснев, Ю.Голодов, А.Тимофеев, В.Урюпин.  Восхождение  на п.Труд  Б.Тарасенко,  А.Дзарахохов, В.Смирнов, Н.Хребтов,  С.Чепчев.  
  Почти всем  составом (12 человек)  взошли на пик Ленина по северному ребру (по метле)  по  маршруту 1934 года, когда на вершину первыми из советских альпинистов поднялись В. Абалаков, И. Лукин и Н. Чернуха.  Эрик наткнулся  на маршруте на лагерь их экспедиции,  нашел буденовку  и  ложку  с надписью  «Украдено у Ганецкого».  Потом все подарил родственникам этих  альпинистов.
+
 
 +
Траверс через 8 вершин  Талгарской Подковы с подъемом по северной стене четырьмя группами  Э.Ильинский, В.Береснев, Б.Тарасенко;  Н.Иванов, Е.Репин, А.Уродков; Н.Хребтов, В.Денисенко, В.Смирнов, А.Дзарахохов, В.Клековкин, С.Чепчев.   
 +
 
 +
Почти всем  составом (12 человек)  взошли на пик Ленина по северному ребру (по метле)  по  маршруту 1934 года, когда на вершину первыми из советских альпинистов поднялись В. Абалаков, И. Лукин и Н. Чернуха.  Эрик наткнулся  на маршруте на лагерь их экспедиции,  нашел буденовку  и  ложку  с надписью  «Украдено у Ганецкого».  Потом все подарил родственникам этих  альпинистов.
 
    
 
    
  В заключение переехали  в  Дугобу.  Готовы были исключительно,  каждое восхожение – тренировка.  На в. Мехнат по сев-восточной  стене три связки    С.Чепчев, В.Денисенко,  Н.Смирнов;  В.Клековкин,  А.Дзарахохов,  Н.Хребтов;                                                                            В.Бобровский,  Н.Иванов,  Б.Тарасенко  улучшали время друг друга  и  дошли до 1ч. 10 мин.  САГУ по северной стене  прошли за 3,5 часа,  так что в конце концов начуч Дугобы  взбунтовалась.
+
В заключение переехали  в  Дугобу.  Готовы были исключительно,  каждое восхожение – тренировка.  На в. Мехнат по сев-восточной  стене три связки    С.Чепчев, В.Денисенко,  Н.Смирнов;  В.Клековкин,  А.Дзарахохов,  Н.Хребтов;                                                                            В.Бобровский,  Н.Иванов,  Б.Тарасенко  улучшали время друг друга  и  дошли до 1ч. 10 мин.  САГУ по северной стене  прошли за 3,5 часа,  так что в конце концов начуч Дугобы  взбунтовалась.
 
   
 
   
  В этом же году команда Е.Ильинского  под флагом Казахского клуба альпинистов взошла на пик Хан-Тенгри по северному ребру, с ледника Северный Иныльчек  по маршруту, пройденному казахстанцами в  1968  году.  Е.Ильинский,  Ю.Голодов, Н.Иванов, В.Клековкин, Е.Репин, В.Смирнов, Н.Хребтов, С.Чепчев получили серебряные медали Чемпионата СССР  по классу высотных восхождений.   
+
В этом же году команда Е.Ильинского  под флагом Казахского клуба альпинистов взошла на пик Хан-Тенгри по северному ребру, с ледника Северный Иныльчек  по маршруту, пройденному казахстанцами в  1968  году.  Е.Ильинский,  Ю.Голодов, Н.Иванов, В.Клековкин, Е.Репин, В.Смирнов, Н.Хребтов, С.Чепчев получили серебряные медали Чемпионата СССР  по классу высотных восхождений.   
   Сидят в Джергитале, ждут вертолета.  В большой палатке звучит граммофон. Саня Дзарахохов, Валентин Макаров меняют пластинки.  Военные песни поет Клавдия Шульженко.  Вдруг заходит Рацек.  «О, ребята,  как у вас здорово.  Можно послушать?».  Владимир Иосифович, пожалуйста, усадили, тут Саня не растерялся, и торжественно преподнес  граммофон вместе со всеми пластинками  Рацеку.  Все очень довольны.  Эрик рассказывает:  «Граммофонов у меня было несколько.  Потом, когда  переселяли из дома, кто-то вскрыл сарай и все выбросил на помойку. Жалко, конечно. Как без граммофона?  У нас к тому времени все было переписано на магнитофон.  Был такой маленький магнитофон «Весна».  В том числе кто-то туда записал прилет вертолета.  Сидим на Северном Иныльчеке, ждем вертолета.  Идти никуда нельзя, вдруг прилетит.  Продуктов нет совсем.  Все в унынии лежат по палаткам.  Вдруг кто-нибудь врубает на магнитофоне звук вертолета. Все начинают прислушиваться, звук все громче. Кто-нибудь не выдерживает, выскакивает из палатки с воздетыми вверх руками и орет, что было мочи: «Вертолееееет!».  Все развлекаются и довольны.  Однажды из холодильной кладовой  на леднике пропал большой кусок сливочного масла. Куда подевалось масло? Еды нет совсем. Смотрю – у Игоревой черной собачки  Кудлы, кроме глаз,  подозрительно блестит на морде шестка. Кудла сперла масло!  Игорь Кондрашев ни в какую не верит.  Не может быть, такая приличная собака. (Но ведь тоже голодает!).  Наконец прилетел вертолет!  Мчится к вертолету Кудла, в зубах тащит крошечный остаток сливочного масла.»       
+
   Сидят в Джиргатале, ждут вертолет.  В большой палатке звучит граммофон. Саня Дзарахохов, Валентин Макаров меняют пластинки.  Военные песни поет Клавдия Шульженко.  Вдруг заходит Рацек.  «О, ребята,  как у вас здорово.  Можно послушать?».  Владимир Иосифович, пожалуйста, усадили, тут Саня не растерялся, и торжественно преподнес  граммофон вместе со всеми пластинками  Рацеку.  Все очень довольны.  Эрик рассказывает:  «Граммофонов у меня было несколько.  Потом, когда  переселяли из дома, кто-то вскрыл сарай и все выбросил на помойку. Жалко, конечно. Как без граммофона?  У нас к тому времени все было переписано на магнитофон.  Был такой маленький магнитофон «Весна».  В том числе кто-то туда записал прилет вертолета.  Сидим на Северном Иныльчеке, ждем вертолет.  Идти никуда нельзя, вдруг прилетит.  Продуктов нет совсем.  Все в унынии лежат по палаткам.  Вдруг кто-нибудь врубает на магнитофоне звук вертолета. Все начинают прислушиваться, звук все громче. Кто-нибудь не выдерживает, выскакивает из палатки с воздетыми вверх руками и орет, что было мочи: «Вертолееееет!».  Все развлекаются и довольны.  Однажды из холодильной кладовой  на леднике пропал большой кусок сливочного масла. Куда подевалось масло? Еды нет совсем. Смотрю – у Игоревой черной собачки  Кудлы, кроме глаз,  подозрительно блестит на морде шестка. Кудла сперла масло!  Игорь Кондрашев ни в какую не верит.  Не может быть, такая приличная собака. (Но ведь тоже голодает!).  Наконец прилетел вертолет!  Мчится к вертолету Кудла, в зубах тащит крошечный остаток сливочного масла.»       
  В 1971  большая группа альпинистов Буревестника  поехала в альплагерь Высотник под пик Ленина.  Тогда на п.Ленина  через Липкина  взошли  Е.Репин, Г.Айгистов, Д.Асильбеков, О.Вялых, И.Головченко,  В.Закрякин,  Е.Зоткина,  В.Макаров,  Б.Саломатов, Г.Тетерин,  А.Тимофеев,  А.Уродков, С.Чепчев.
+
 
 +
В 1971  большая группа альпинистов Буревестника  поехала в альплагерь Высотник под пик Ленина.  Тогда на п.Ленина  через Липкина  взошли  Е.Репин, Г.Айгистов, Д.Асильбеков, О.Вялых, И.Головченко,  В.Закрякин,  Е.Зоткина,  В.Макаров,  Б.Саломатов, Г.Тетерин,  А.Тимофеев,  А.Уродков, С.Чепчев.
 
   
 
   
  «В 1971-м следом за председателем «Енбека» Игорем Леонидовичем Олениным, с которым дружил наш Юра Черепинский, весь альпинистский состав «Енбека» перешёл в СКА-12» - вспоминает Юра Попенко.
+
«В 1971-м следом за председателем «Енбека» Игорем Леонидовичем Олениным, с которым дружил наш Юра Черепинский, весь альпинистский состав «Енбека» перешёл в СКА-12» - вспоминает Юра Попенко.
  Так начала работать альпинистская секция  СКА САВО ( Средне-Азиатский военный округ). Тренером там стал  Л.Киселев, а ребята пришли с Юрой Попенко в основном из общества «Енбек»,  хотя в тот год под этим флагом ходили  альпинисты - представители многих обществ.
+
Так начала работать альпинистская секция  СКА САВО ( Средне-Азиатский военный округ). Тренером там стал  Л.Киселев, а ребята пришли с Юрой Попенко в основном из общества «Енбек»,  хотя в тот год под этим флагом ходили  альпинисты - представители многих обществ.
  Однажды в аэропорту в Москве Эрик Ильинский неожиданно столкнулся с Владимиром Шатаевым.  Тот спросил, нет ли в Алма-Ате женщины, способной подняться на пик Е.Корженевской?  Сформирована  группа, но кто-то неожданно выбыл и срочно нужна четвертая женщина в команду.  Эрик  сказал, что было два танка,  Свердлина и Постникова, но они не могут.  Есть еще две тетки -  Вялых и Сон, он поговорит. Ольга Вялых отказалась сразу, а Тоня Сон срочно поехала сдавать железнодорожный билет на Кавказ, который только что с большим трудом приобрела.  Так Антонина Ильинична Сон,  альпинистка из казахского общества Енбек, попала в сборную команду, совершившую под руководством Галины Рожальской в 1971 году первое в мире успешное женское восхождение на семитысячник пик Евгении Корженевской.
+
 
  1971 Мраморная Стена  с юга 5А. Е.Ильинский + 15.  "В 1971 году серебряным призером  Чемпионата стала команда, которую я подготовил уже как тренер студенческого общества «Буревестник». ( Ильинский)
+
Однажды в аэропорту в Москве Эрик Ильинский неожиданно столкнулся с Владимиром Шатаевым.  Тот спросил, нет ли в Алма-Ате женщины, способной подняться на пик Е.Корженевской?  Сформирована  группа, но кто-то неожданно выбыл и срочно нужна четвертая женщина в команду.  Эрик  сказал, что было два танка,  Свердлина и Постникова, но они не могут.  Есть еще две тетки -  Вялых и Сон, он поговорит. Ольга Вялых отказалась сразу, а Тоня Сон срочно поехала сдавать железнодорожный билет на Кавказ, который только что с большим трудом приобрела.  Так Антонина Ильинична Сон,  альпинистка из казахского общества Енбек, попала в сборную команду, совершившую под руководством Галины Рожальской в 1971 году первое в мире успешное женское восхождение на семитысячник пик Евгении Корженевской.
 +
 
 +
1971 Мраморная Стена  с юга 5А. Е.Ильинский + 15.  "В 1971 году серебряным призером  Чемпионата стала команда, которую я подготовил уже как тренер студенческого общества «Буревестник». ( Ильинский)
 
   "В 1971 начались восхождения с юга. На штурм вершины с ледника Северный Инылчек 15 августа вышла группа казахстанских альпинистов в составе 16 человек. Возглавлял группу Е. Ильинский. Преодолевая сильно разорванный трещинами ледник, альпинисты встретили на своем пути огромный ледопад. Лавируя среди сераков, увязая в свежевыпавшем снеге, альпинисты медленно набирали высоту. Пройдя его нижнюю часть, они были вынуждены подняться на снежно-ледовый гребень, возвышающийся над ледопадом с севера, и по нему вышли на плато. Ha следующий день, преодолевая глубокий снег на плато, группа вышла на «плечо» вершины по гребню Меридинального хребта и отсюда в бодром темпе поднялась на вершину." (М. Грудзинский, Е. Ильинский "НА ВЕРШИНУ МРАМОРНОЙ СТЕНЫ ЗИМОЙ".  (В том же году была покорена с юга и вершина Карлы-тау. На нее поднялись две группы альпинистов Казахстана, руководимые Ю. Голодовым и И. Бесединым.)
 
   "В 1971 начались восхождения с юга. На штурм вершины с ледника Северный Инылчек 15 августа вышла группа казахстанских альпинистов в составе 16 человек. Возглавлял группу Е. Ильинский. Преодолевая сильно разорванный трещинами ледник, альпинисты встретили на своем пути огромный ледопад. Лавируя среди сераков, увязая в свежевыпавшем снеге, альпинисты медленно набирали высоту. Пройдя его нижнюю часть, они были вынуждены подняться на снежно-ледовый гребень, возвышающийся над ледопадом с севера, и по нему вышли на плато. Ha следующий день, преодолевая глубокий снег на плато, группа вышла на «плечо» вершины по гребню Меридинального хребта и отсюда в бодром темпе поднялась на вершину." (М. Грудзинский, Е. Ильинский "НА ВЕРШИНУ МРАМОРНОЙ СТЕНЫ ЗИМОЙ".  (В том же году была покорена с юга и вершина Карлы-тау. На нее поднялись две группы альпинистов Казахстана, руководимые Ю. Голодовым и И. Бесединым.)
  
Строка 80: Строка 114:
  
 
'''В  1972  году Е.Ильинский пришел в СКА'''.
 
'''В  1972  году Е.Ильинский пришел в СКА'''.
  Об этом времени приводим выдержки из книги Хрищатого «Мы растворяемся в стихии».
+
Об этом времени приводим выдержки из книги Хрищатого «Мы растворяемся в стихии».
 
В 71 году к нему пришли из Буревестника третьеразрядники Казбек Валиев и Валерий Хрищатый.
 
В 71 году к нему пришли из Буревестника третьеразрядники Казбек Валиев и Валерий Хрищатый.
 
- В то время у нас в команде уже были такие спортсмены, как Влад Смирнов, Сергей Чепчев и с ними ребята быстро выросли, - вспоминает Ерванд Тихонович. - Та команда, о которой до сих пор говорят и которую помнят, образовалась где-то в 70-ом.
 
- В то время у нас в команде уже были такие спортсмены, как Влад Смирнов, Сергей Чепчев и с ними ребята быстро выросли, - вспоминает Ерванд Тихонович. - Та команда, о которой до сих пор говорят и которую помнят, образовалась где-то в 70-ом.
1972г.  Чоктал  В 72 году зимой, 5Б. Траверс Хан-Тенгри - Мраморная стена, 1974 год. Траверс "подковы" ледника Северный Иныльчек был пройден в 1974 году командой в составе: Б. Соломатов (руководитель), Е.Ильинский, Н. Иванов, В. Смирнов, Н. Шевченко.  
+
 
Траверс проходил по хребтам Тенгри-Таг и Меридиональный и включал в себя последовательно:
+
1972г.  Чоктал  в 72 году зимой, 5Б. Траверс Хан-Тенгри - Мраморная стена, 1974 год. Траверс "подковы" ледника Северный Иныльчек был пройден в 1974 году командой в составе: Б. Соломатов (руководитель), Е.Ильинский, Н. Иванов, В. Смирнов, Н. Шевченко.  
Хан-Тенгри (6995 м) с подъемом с севера через плечо пика Чапаева, пик Саладина, пик 50 лет ВЛКСМ, пик Шатер Восточный, пик Пржевальского, пик 100 лет РГО (Русского Географического Общества), пик М.Грудзинского, пик Восьми альпинисток, пик Мраморная Стена.  
+
Траверс проходил по хребтам Тенгри-Таг и Меридиональный и включал в себя последовательно:
Хотя именованных вершин в отчете фигурирует девять, в альпинистский Классификатор этот маршрут вошел под названием "траверс шести вершин Хан-Тенгри - Мраморная Стена". Текущая категория сложности: 5Б, комбинированный.  
+
Хан-Тенгри (6995 м) с подъемом с севера через плечо пика Чапаева, пик Саладина, пик 50 лет ВЛКСМ, пик Шатер Восточный, пик Пржевальского, пик 100 лет РГО (Русского Географического Общества), пик М.Грудзинского, пик Восьми альпинисток, пик Мраморная Стена. Хотя именованных вершин в отчете фигурирует девять, в альпинистский Классификатор этот маршрут вошел под названием "траверс шести вершин Хан-Тенгри - Мраморная Стена". Текущая категория сложности: 5Б, комбинированный.  
 +
 
 
1978 п.Джигит 5170м. Терскей-Алатау  по центру большого треугольника северной стены, восхождение, Ильинский руководитель. Ильинский Е.Т. Шевченко Н.А. Акчурин М.Х. Голодов Ю.Ф. Смирнов В.В. Седельников В.Н. Валиев К.Ш. Хрищатый В.Н.
 
1978 п.Джигит 5170м. Терскей-Алатау  по центру большого треугольника северной стены, восхождение, Ильинский руководитель. Ильинский Е.Т. Шевченко Н.А. Акчурин М.Х. Голодов Ю.Ф. Смирнов В.В. Седельников В.Н. Валиев К.Ш. Хрищатый В.Н.
  
Строка 102: Строка 137:
 
[http://mountain.kz/ru/publications/590/lyudi-prizraki Люди призраки. Галина Муленкова. 23 мая 2007]
 
[http://mountain.kz/ru/publications/590/lyudi-prizraki Люди призраки. Галина Муленкова. 23 мая 2007]
 
Пик России по стене 1979г. В 1979 году командой Вооруженных Сил, руководитель Е. Ильинский, по бастиону юго-восточной стены пройден маршрут шестой категории (рис. 10).
 
Пик России по стене 1979г. В 1979 году командой Вооруженных Сил, руководитель Е. Ильинский, по бастиону юго-восточной стены пройден маршрут шестой категории (рис. 10).
 +
 
'''Южная Стена пика Коммунизма'''
 
'''Южная Стена пика Коммунизма'''
К 80 году команда предприняла две попытки восхождения по Южной стене пика Коммунизма – высочайшей вершины СССР, - рассказывает Ильинский, - но не получалось, не доросли. А в 80 году мы сделали восхождение по восточной стене на пик Россия и после этого прошли стену пика Коммунизма, которую горовосходители называют королевой стен.   
+
 
 +
К 1980-му году команда предприняла две попытки восхождения по Южной стене пика Коммунизма – высочайшей вершины СССР, - рассказывает Ильинский, - но не получалось, не доросли. А в 80 году мы сделали восхождение по восточной стене на пик Россия и после этого прошли стену пика Коммунизма, которую горовосходители называют королевой стен.   
 
   
 
   
 
1980 г. В предверии отбора в национальную команду СССР для восхождения на Эверест, команда САВО проходит новый выдающийся маршрут на ЮЗ. стене п. Коммунизма (6Б кат.тр.). К. Валиев – рук., В. Хрищатый, В. Смирнов, Ю. Голодов, Г. Луняков, О. Крутилов, В. Сувига, С. Чепцев, С. Шкарбан, тренер Э. Ильинский. Команда занимает первое место по классу высотных восхождений в Чемпионате СССР. В сборной страны будут К. Валиев, В. Хрищатый, Ю. Голодов, С. Чепчев и Э. Ильинский. Первые трое взойдут на Эверест (8848) в 1982 году. К. Валиев и В. Хрищатый в 1989 году пройдут траверс третьей вершины мира Канченджанги (8597). В восьмидесятые годы это была одна из сильнейших команд в СССР. И опять, к горькому сожалению, погибнет на гималайском восьмитысячнике Дхаулагири Григорий Луняков, на пике Ленина – Вадим Смирнов, под Хан-Тенгри – Валерий Хрищатый.
 
1980 г. В предверии отбора в национальную команду СССР для восхождения на Эверест, команда САВО проходит новый выдающийся маршрут на ЮЗ. стене п. Коммунизма (6Б кат.тр.). К. Валиев – рук., В. Хрищатый, В. Смирнов, Ю. Голодов, Г. Луняков, О. Крутилов, В. Сувига, С. Чепцев, С. Шкарбан, тренер Э. Ильинский. Команда занимает первое место по классу высотных восхождений в Чемпионате СССР. В сборной страны будут К. Валиев, В. Хрищатый, Ю. Голодов, С. Чепчев и Э. Ильинский. Первые трое взойдут на Эверест (8848) в 1982 году. К. Валиев и В. Хрищатый в 1989 году пройдут траверс третьей вершины мира Канченджанги (8597). В восьмидесятые годы это была одна из сильнейших команд в СССР. И опять, к горькому сожалению, погибнет на гималайском восьмитысячнике Дхаулагири Григорий Луняков, на пике Ленина – Вадим Смирнов, под Хан-Тенгри – Валерий Хрищатый.
Отборы на Эверест в Ачик-Таше  1980г.  
+
Отборы на Эверест в Ачик-Таше  1980г.
 +
 
[[Ильинский3]]
 
[[Ильинский3]]

Текущая версия на 14:50, 29 июня 2020

Ерванд Тихонович Ильинский
  В сентябре 1965 года  команда спасателей от альплагеря Талгар ездила  на Кавказ для участия  в соревнованиях спасательных отрядов альпинистских лагерей. Большую часть команды составляли альпинисты Казахского Буревестника. Это первое знакомство с Кавказом оказалось не очень удачным.   Выступили они хорошо,  а потом выпустились на восхождение.  На маршруте произошел трагикомический эпизод.  Эрик шел первым, а Мансур Гизаттулин стоял на страховке. Неожиданно камень попал ему точно по губам. Чувствуя полный рот крови, Мансур закричал: Эрька!  Чо зубы выплевывать?  - Подожди, не выплевывай - отвечал сверху Эрик.  Собравшись вместе,  они подняли завалившиеся зубы,  подвязали бинтами нижнюю челюсть  и пошли дальше.   Позднее все зубы укрепились и остались на своих местах,  а история попала в анекдоты.    Из-за  непогоды им пришлось задержаться  и  они,  не очень беспокоясь,  ракетами попросили продлить контрольный срок. Но им впоследствии заявили,  что ракет не видели, засчитали нарушение контрольного срока, и вся команда была наказана запрещением восхождений на следующий сезон.  Позднее выяснилось, что у Бориса Лысенкова, члена команды, были испорчены отношения с альпинистским руководством на Кавказе и с ними просто свели счеты.  Но лето 1966 года у ребят было испорчено.  Эрика Ильинского и Игоря Кондрашова исключили из заявки Бориса Студенина, поданной для участия в Чемпионате Советского Союза по альпинизму.

К этому времени все мы прошли зимнюю школу инструкторов, а в мае 1966 года пришла заявка на участие выпускников Школы инструкторов в учебно-методическом сборе на Кавказе в альплагере Баксан. Эрик с Игорем решили поехать. Но если Игорь добросовестно прослушал все лекции и прошел практические занятия, сдал все необходимые экзамены, то Эрик не смог выдержать скучных лекций, готовился к Чемпионату, и Школу бросил. Теперь, решив поехать на сбор, он пришел к руководителю Школы инструкторов с просьбой. - Михаил Эдуардович напишите мне справку, что я учился в Школе инструкторов. - Ну как же Эрик, ты ведь Школу не закончил. - Вот вы это и напишите. - Долго колебался педантичный Михаил Эдуардович Грудзинский, но потом сдался и на бланке Федерации альпинизма написал соответствующий текст.

Бессменным руководителем учебно-методического сбора ВС ДСО Профсоюзов по подготовке инструкторов по альпинизму был Г.М. Маслов. Они сдали документы. Верный себе Эрик, через пару дней попросил разрешения по утрам вместо традиционной зарядки лазить по скале, потому что он занимается скалолазанием. Ему разрешили. Вместе с ним на скале появился еще один человек. Так они и лазили несколько дней вдвоем каждое утро. В один из дней, сбор выстроили и представили всем незнакомца. «К нам приехал заслуженный мастер спорта по альпинизму Михаил Хергиани, он продемонстрирует вам высшую технику лазания связок. Кто хочет принять участие?». Все молчат, а Хергиани, увидев знакомое лицо, выбрал в качестве партнера по связке Эрика. В общем, на сборе Эрик показал себя очень хорошо. Прошла пара недель, сбор уже близился к завершению, когда Г.М. Маслов вызвал Эрика к себе. - Скажите Ерванд Тихонович, что это за документ? – О том, что я учился в Школе инструкторов. - Странно,… как Михаил Эдуардович мог это написать? Я его хорошо знаю, мы с ним друзья. Он не мог такого написать!».

Экзамен Эрик сдавал заслуженному мастеру спорта по альпинизму Я.Г.Аркину, вопрос в билете - пятитысячники Кавказа. Дергал, дергал Эрик бессистемно вершины одну за другой, и Аркин заинтересовался, откуда он. Тут выяснилось, что Эрик на Кавказе не был, но уже сходил на пик Ленина и зимнюю Мраморную Стену, и экзаменатор сказал ассистенту – поставьте ему пять. Так Ильинский счастливо обошелся одной сменой стажировки в альплагере. Игорь Кондрашов на экзамене, наоборот, в замешательстве от вопроса – Кто покорил Белуху, ответил, что какие-то братья, может Карамазовы? И получил три смены стажировки! Экзаменатором у Игоря был А.А.Кузнецов. Альпинист и орнитолог, бывший актер Алма-Атинского ТЮЗа, как и все мы, нашедший свободу в горах Заилийского Алатау и облазивший за десять лет до нас все наши вершины. Он работал в Талгаре, был участником Казахстанских экспедиций на Тянь-Шане. Если бы они поговорили - они бы поняли друг друга. Игорь был очень позитивный, умный и начитанный человек, увлеченный метеорологией, очень спортивный. Но он был слишком застенчив, а экзамен слишком скоротечен.

Вернувшись в Алма-Ату, они с Игорем поднялись на стажировку в альплагерь Талгар, и после этого Эрик получил звание «Младший инструктор по альпинизму» и право водить группы на восхождения.

Осенью 1966 года провели в Туюк-Су сбор скалолазов, собирались ехать на первенство Буревестника в Ялту. Были подготовлены очень хорошо. Обладая прекрасным боковым зрением и чувством трения, Игорь Кондрашов тогда показывал на скале выдающиеся результаты по времени. Прекрасно лазил Миша Сырцов. Но в деньгах на поездку неожиданно Казахский Буревестник отказал. Кто-то написал жалобу руководству на Ильинского, который был слишком принципиален и не взял в команду скалолаза, отказавшегося подняться на сборы.

В 1966 году Эрик вернулся в институт. В альпинистской секции Политехнического института тренера уже не было, он взялся вести тренировки. Если Университет и Пединститут - это в основном ярмарки невест, то Политехнический – прерогатива мужчин. И родилась новая альпинистская секция Политеха. Эрик Ильинский стал лидером.

   Всегда он был непрочь пошутить. Однажды, опоздав на лекцию по военному делу – в институте была военная кафедра, он, войдя, увидел, что лектора еще нет. «Встать!» - скомандовал  он. «Шагом марш!». И повел цепочку студентов вниз по улице Ленина. «Эрик -  спрашивает его староста - куда мы идем!?».  «Как куда! В кино, конечно».  «Ты с ума сошел, что мне будет за срыв занятий!» и развернул всех назад. Ершистый Эрик отличался от всех принципиальным упрямством.  Наверно он бы и хотел иметь  друга, которого бы слушался, но не находил такого, поэтому  будучи равным и даже младшим в альпинизме, всегда поступал только так, как считал нужным. Уважение, вежливость – да, но не послушание. Много потерь сулил Ерику его характер, и никто не знал, сколько достижений.  «Наполеон!» - в спину ему всегда бросал тогдашний  начальник клуба.  А.Ф.Туфан всегда  старался  держать  всех  под своим контролем,  используя самые разные  приемы.  Бывало,  зазывал  по одному  в свой кабинет предполагаемых «противников», закрывал дверь  и в доверительной беседе  намекал каждому из них, как плохо о нем отзывается соперник.  Эрик в этом случае поступил очень просто – подошел к товарищу и рассказал о разговоре.

В 1966 году «забойщика» в Буревестнике Виктора Попова призвали в армию. Конечно Витя сделал все, чтобы продолжать ходить в горы. Казахстан входил тогда в Туркестанский военный округ, а альпинизм был сосредоточен в Ташкенте у Владимира Иосифовича Рацека. С Рацеком ребята познакомились под пиком Ленина и Попов обратился к нему, с просьбой вызвать его в спортивную команду ТуркВО. Уже тем летом он делает восхождения в Талгаре с командой Вооруженных Сил.

  Рацек, легендарный альпинист, военный топограф, родился 24 августа 1918 года, альпинизмом начал заниматься в  1935 году. Он принимал участие в экспедиции, открывшей хребет Меридиональный на Тянь-Шане, им открыты и описаны десятки новых вершин, ледников, перевалов.     Его перу принадлежат несколько книг и десятки статей, в частности, о динамике современного горного оледенения. До 1967 года он был организатором и руководителем спортивных экспедиций  армейских альпинистов ТуркВО на Памир и Тянь-Шань.  По его инициативе в 1957 году был учрежден наградной знак «Пик Ленина», который вручался альпинистам, достигшим этой вершины. Этот исследователь, спортсмен и организатор внес огромный вклад в географическое изучение гор Средней Азии.           

Нам он казался просто небожителем. Как удалось Попову договориться с ним не только взять на следующий год в экспедицию основной состав Буревестника, но и уговорить на участие четырех альпинистов в восхождении 1966 года на пик Евгении Корженевской, тем более в числе четырех была женщина? Как бы то ни было, но А.Марьяшев, В.Запека, А.Топорков и Т.Постникова на свои средства улетели в Джиргаталь. Потом вместе с экспедицией Рацека, прошли пешком тропой басмачей, через Азямов камень – огромный валун, перегораживающий русло реки Фортамбек, на одну из древних террас под вершиной. После двух акклиматизационных выходов, 11 августа 1966 года мы взошли на пик Евгении Корженевской по северному гребню (5А). Кроме нас четверых, одновременно взошло на вершину восемь молодых участников экспедиции Рацека под руководством Виктора Попова, который нещадно подгонял бедных солдат, приводя нас в качестве примера. На всем пути подъема, невозможно было отвести глаз от потрясающего ракурса пика Коммунизма.

1967 год – юбилейный для Советского Союза – 50 лет Советской власти – отмечался широко. Во всю шла подготовка к участию в юбилейных альпинистских мероприятиях. Все уже уехали под пик Ленина, когда Эрик еще мотался на мотоцикле с оформлением документов. На этом мотоцикле он и влетел на пересечении улиц Мира и Шевченко между двумя трамваями в серьезное ДТП. С сотрясением мозга попал в больницу. Едва оправившись, уехал под пик Ленина в экспедицию ТуркВО.

Впервые тогда в Советский Союз  приехало много иностранных альпинистов.  Под пиком Ленина был организован первый Международный альпинистский лагерь (МАЛ).  Известно, что первыми  на пик Ленина взошли в 1928 году  немецкие альпинисты Э.Аллвейн, К.Вин и Е.Шнейдер с перевала Крыленко, причем за один день. В Советском Союзе многие годы высказывалось сомнение в возможности этого восхождения,  как слишком быстрого. И вот в 1967 году австрийские альпинисты повторили это восхождение на пик Ленина, доказав, что оно возможно за один день.  В тот год по разным маршрутам взошло на вершину более  трехсот альпинистов.

Рацек пригласил участвовать в своих мероприятиях казахстанский Буревестник. Витя Попов (Спасибо ему!) вновь, уже опираясь на мои прошлогодние заслуги, выпросил у Рацека разрешение на участие женщины в их составе.

Центральный стадион в городе Ош был перевалочной базой для альпинистов. Кроме Эрика, весь состав траверса вершин Москва-Пекин - Ленина, заявленного ТуркВО на участие в Чемпионате Советского Союза, уже находился под пиком Ленина. По приезде в Ош я потерялась. Через пару дней мне передают записку от Эрика «Томка, раззява, тебе приказано было явиться в военную часть». В город Ош вместе с Эриком приехали первые его воспитанники секции Политехнического института Сережа Чепчев, Женя Репин и Володя Клековкин, которого все звали Малым, он пришел в секцию от А.Марьяшева. У них был еще третий разряд, но Эрик пообещал сводить их на пик Ленина. В казармы я не пошла, осталась на стадионе под видом участника МАЛа. А ребята развлекались несколько дней по полной программе - после их завтрака в казарме у нас был завтрак в кафе, который завершался походом на знаменитый ошский базар за фруктами или арбузом. Было очень жарко, и по дороге еще пили квас из бочек. Мы ждали машину в МАЛ.

  Мал представлял собой шумный международный  табор, впервые мы увидели живых иностранцев, услышали иностранную речь, туда приезжал Владимир Высоцкий, собравшись вокруг палатки слушали мы песни Визбора.  Издали наблюдали сурового Овчинникова,  Романова, и других альпинистских корифеев.   

Владимир Иосифович привез тогда под пик Ленина двух дочерей. Обеды всей экспедиции с Рацеком во главе стола проходили всегда в полном молчании. Солдаты перед ним трепетали. И вот Малый, сидя за столом рядом со старшей дочерью, вдруг полуобнял ее за плечи и сказал «Ну все, Владимир Иосифович, теперь я буду вашим зятем». На наши одергивания он не обращал никакого внимания. К вечеру девушек уже в лагере не было. Отец отправил их домой.

Основным в экспедиции Рацека был траверс с ледника Малый Саук-дара через вершину 6852 м ( Москва-Пекин (Ныне пик Жукова)) и Ленина. В составе группы восходителей, кроме наших ребят Виктора Попова, Игоря Кондрашова, Владимира Запеки, Эрика Ильинского, Алексея Топоркова, Юрия Голодова и молодого красноярца Саши Путинцева, был заслуженный и уже пожилой Семен Игнатьевич Артюхин. 22 июля основной состав выехал из Дараут-Кургана. 23 июля добрались до места стоянок всех экспедиций на пик Ленина у ручья Кокчукур. Подробное описание восхождения в дневнике Володи Запеки.

Этим восхождением руководил Виктор Попов. На первенстве Союза в классе траверсов оно заняло третье место, вместе с командой Узбекистана. Эрик был в связке с Игорем Кондрашовым, между ними шел С.И.Артюхин. Увидев, как смело ребята действуют на скальных участках, Семен Игнатьевич попросил Эрика идти по скалам осторожнее и аккуратнее страховаться. «У меня две дочери» - предупредил он. Эрик старался выполнить просьбу, закладывал веревку за выступы, шел аккуратно, но, иногда увлекался и чувствовал, что его притормаживают. Оглянувшись видел, как Семен Игнатьевич показывал ему пальцами – две, две дочери!

Под пиком Коммунизма тогда с экспедицией Казахского Клуба случилось несчастье. В лавине погибли Валентин Мельников и Витя Егоров, другие получили травмы. Вертолет был занят на спасработах и траверсанты оказались в тяжелой ситуации, без продуктов.

Все были очень измотаны и, конечно, довольны, когда спустились. На зеленой траве рядом с лагерем была устроена под огромным шатром брезента военная походная баня. Исхудавшие ребята, вернулись оттуда покатываясь со смеху друг над другом. Игорь, надевая трусы, легко прошел всем телом в пройму для ноги.

Рацек, глядя на них, распорядился выдать всем неприкосновенный запас – по селедке. Удовлетворенно осматривая всех наслаждающихся, он вдруг увидел, что Ильинский сидит без селедки. - А Вам, Ильинский, что, селедку не дали? – спросил он. - Нет, Владимир Иосифович, я уже съел. - Как съел!? Целиком? - и, указывая пальцем, приказал - Выдайте Ильинскому еще одну селедку!

ТуркВо делал свои восхождения с молодыми солдатами  в числе последних,  мы прошли по опустевшим пещерам  и промежуточным лагерям на пик Ленина  через Раздельную  под руководством  Славы Овсянникова. 

Наши третьеразрядники напомнили Эрику о его обещании сходить с ними на пик Ленина. Выпускающим был С.Артюхин. Он с сомнением отнесся к этой идее и сказал «Пойдешь с ними сам, тогда выпущу». Услышав, что совсем молодые ребята идут на восхождение, В. Эльчибеков из Ташкента попросил взять несколько его ребят. Также В.И.Рацек предложил взять несколько молодых солдат, при этом он попросил Ильинского смотреть за ними, чтобы в оставленных лагерях они не хватали все, что попало им на глаза. Один из них, действительно, мгновенно засунул в рот найденные им белые таблетки, которые оказались сухим спиртом для примуса. Так Эрик завел на пик Ленина группу из десяти молодых альпинистов, (в том числе ребята из его альпинистской секции КазПТИ – С.Чепчев, Е.Репин, В.Клековкин), поднявшись на вершину второй раз за один сезон. По просьбе Рацека он занес в рюкзаке памятную доску с изображением В.И.Ленина и установил ее на вершине.

В 1968 году Виктор Попов был демобилизован из армии и вернулся в Алма-Ату. Почти весь состав Буревестника вместе с ним перешел в спортивное общество Спартак к Борису Андреевичу Студенину. Причина, как всегда, одна – недостаточное финансирование. В Буревестнике остались Ильинский, Кондрашов, Голодов и молодые ребята. Летом 1968 года почти тридцать человек альпинистов Спартака и Буревестника пешком двинулись от погранзаставы вверх по ущелью Баянкол. Перед ними стояла та же задача, которую многие годы по-разному пытались решить альпинисты: как попасть к подножию Хан-Тенгри с севера.

От вершины Мраморная Стена хребет Сарыджас, перекрывающий доступ к Хан-Тенгри, начинается вершиной Карлытау. В нижней части ледовых сбросов с перевала Карлы-Тау - пройти невозможно. По пути следования необходимо обойти ледопад ледника Мраморной стены и выйти на северное ребро Карлы-Тау, затем почти под вершиной перейти на перевал Карлы-Тау. Через пятитысячный перевал Карлытау вся экспедиция спустилась на ледник Северный Иныльчек. Сейчас этот маршрут преодолевается за считаные минуты на вертолетах. А тогда возможно впервые столь многочисленный лагерь обосновался под пиком Хан-Тенгри с севера. Почти все восхождения, совершенные участниками экспедиции в этом районе были первопрохождениями. Были сделаны первопрохождение на п. Хан-Тенгри с севера (по подушкам, по пути Кузьмина, рук.В.Попов), первопрохождение на п. Саладина (рук.Б.Студенин), первопрохождение на п.Шатер (рук.Г.Киреев). Они взошли на пик Баянкол - группа во главе с А. Уродковым; сделали первовосхождение на вершину Карлытау, поднялся весь состав экспедиции, три группы альпинистов, которыми руководили Б. Студенин, В. Попов, А.Топорков. Побывали две группы на пике Одиннадцати, руководимые И. Кондрашовым и Б. Лысенко. Сделали траверс пиков Одиннадцати и Семенова под руководством И.Кондрашова. Но главной целью их экспедиции оставался, конечно, траверс от точки соединения хребтов Тенгри-Таг и Меридианального до вершины пика Хан-Тенгри, то есть траверс вершин Шатры - Хан-Тенгри.

   Восхождение на Хан-Тенгри с севера. Взошли Б.Студенин, В.Попов, А.Афанасьев. Е.Ильинский, В.Запека, Е.Камбаров, В.Токмаков.

Вспоминает Эрик: Трижды попадали в лавины. В первый раз, при выходе с ночевки первая связка Б.Студенин, В.Попов и В. Запека ушла вперед. Снегу навалом. Мы с Аликом Афанасьевым успели отойти от лагеря всего метров на 15, когда услышали сверху крик «Лавина!» и увидели, как она выскакивает из-за перегиба. Я закричал «Ложись» и, зарубаясь в глубокий снег из под локтя успел увидеть удивленное лицо В.Сизона, с красными губами. Тот все время мазал рот красной помадой. Лавина стаскивала и стаскивала нас за огромные абалаковские рюкзаки. Мы упирались и втискивались в снег и я чувствую, как Алик (Афанасьев) уперся мне головой в пятую точку и держит. Потом потихоньку скорость начала слабеть и лавина ушла вниз. «Ну, здорово!! Вот здорово!!» - повторял Алик. Из-за перегиба, метров за тридцать выше, выбежал перепуганный Попов с одним вопросом - «Нормально?» - «Да, нормально…». Остальные были еще у палаток и в лавину не попали. Второй раз уже при выходе на гребень я шел первым, но мне очень не понравился склон. Вкрутил ледовый крюк. Когда пересекал склон, тот подломился подо мной и потащил вниз. Спас забитый крюк, но пришлось пережить падение в маятнике.

На гребне трое заболели (Кондрашов, Сизон и Киреев). Вспоминает Эрик. Он сопровождал вниз больных. Длинные перила из 3-х веревок страховали за вбитые в снег ледорубы на гребне. Когда вся вереница людей уже висела на перилах, произошло что-то, чего никто понять сразу не смог. Эрик почувствовал, что он куда-то летит, его крутит, тянет. Через полминуты все прошло. Все обалдевшие смотрят: веревка висит, все на веревке. Оказывается из-под них ушел гигантский пласт снега толщиной полтора-два метра, захвативший почти все пространство от Саладина до Хан-Тенгри. Им повезло, что он ушел из-под них целиком и не сломался! Страхующие тоже ничего не поняли. Нагрузка на перила была такая, рассказывают они, что веревка звенела, а ледорубы начали вылезать из утрамбованного снега и их затаптывали или наваливались и садились на них. Они увидели сверху только, как внизу вылетела в сторону Баянкола и перехлестнула весь ледник огромная лавина.

   "Лавина здорово очистила склон и унеслась вниз – парням очистила дорогу.  Вечером ждем 2 зеленых ракеты о благополучном спуске. Холодает. Ветер стих. Виден Хан. Завтра наверх."  Из дневников В.Запеки.

Траверс Шатры - Хан-Тенгри. Этот траверс шестой категории трудности, первопрохождение, совершенный командой ЦС ДСО Спартак под руководством Б.Студенина (тренер) в составе А.Афанасьева, В.Запеки, В.Попова, В.Токмакова, Е.Ильинского, Э.Камбарова, А.Топоркова занял первое место по классу траверсов в Чемпионате Советского Союза. Все они получили золотые медали и дипломы чемпионов.

Вышли на траверс буквально через день после спуска с Хан-Тенгри. Студенин вдруг предложил - давайте выйдем завтра. Анализируя позднее это решение, все были поражены его интуицией. Выйди они днем позже - могли бы попасть под огромную лавину, сошедшую с гребня между Шатрами и Хан-Тенгри. Снега было очень много и погода была неважная во все время траверса.

Спускались всей экспедицией назад в Джаркулак снова пешком. Пришлось вновь преодолевать перевал Карлытау и совершить весь длинный переход по долине Баянкола до избушки Джаркулак.

   В 1969 году часть  альпинистов Спартака уехала по приглашению в Австрию. Младшие  или вернее уже подросшие в смысле альпинизма ребята из Буревестника делали восхожения на Кавказе.  Оставшиеся ребята из Спартака и Буревестника  организовали совместную небольшую экспедицию на пик Хан-Тенгри, финансируему этими обществами.  Перед этим провели в Караколе сборы.  Руководство в лице  Бориса Студенина и Эрика Ильинского должно было определиться с составом группы, которая пойдет на восхождение на пик Хан-Тенгри по Южному ребру, по серпам.  Но Эрик   после Каракола заболел, написал мне в Майдаадыре в альпинистскую книжку рекомендацию на восхождение, и мы улетели на вертолете на Южный Иныльчек.  
Эрик  остался в больничной палате заставы в ожидании машины вниз. Однажды,  выглянув в окно, увидел, как начальник заставы и замполит заряжают патроны.  Они сидели за столом, между ними стояла банка с черным порохом. Чуть позднее он вдруг услышал взрыв! Он снова выглянул в окно и увидел за столом уже двух негров. Лица были совершенно черные. Одного даже пришлось позднее госпитализировать. Оказывается, когда они мирно заряжали патроны, на край банки с порохом села бабочка. Один из них решил подпалить ее сигаретой и поднес сигарету к бабочке. Порох взорвался,  они были в состоянии шока.  «Я совсем не подумал про этот порох, я хотел бабочку подпалить» – говорил виновный. А Эрик долго веселился. 

Состав группы восходителей на Хан-Тенгри частично был известен, это Б.Студенин, Ю.Голодов и И.Кондрашов. Четвертым участником взяли меня, хотя претендовал на это место и Юра Розин. На Хан-Тенгри по Мраморному ребру. Т.Постникова.

В сентябре 1969 года Ильинский уехал на Кавказ. Его пригласили тренером на сбор альпинистов-скалолазов в альплагерь Алибек. Старшим тренером на сборе был В.Г.Старицкий. Очень спортивный, он был тренером чемпионов и призеров соревнований по скалолазанию, знаменитых ленинградских скалолазов из Политехнического института В.Маркелова, М.Гаврилова, В.Бриль. Старицкий провел с новым тренером и инструктором беседу. «Знаете, Ерванд Тихонович, у нас техническая подготовка хорошая. У нас принято ходить быстро». «У нас тоже» - ответил Эрик, вместе с ним было двое его ребят из Политехнического института. Пошли на восхождение на вершину Птыш, руководит Бриль. Под маршрутом все надели галоши, и прошли маршрут за 45 минут. Еще много времени потеряли на верхних двадцати метрах. Лень было переобуваться и скальным молотком во льду выбили несколько ступеней. Все были очень довольны. Вышли из лагеря в 6 часов утра, вернулись в лагерь в 10 часов. На следующий день Старицкий делает разбор восхождения. Бриль обстоятельно докладывает. Все делятся своими впечатлениями от маршрута. В конце Старицкий спрашивает «Ну, а сколько времени заняло восхождение?». Бриль молчит и вопросительно смотрит на Эрика, мол, что говорить? «Говори, как есть» - отвечает тот. Все присутствующие веселятся. «Сорок пять минут» - отвечает Бриль. Старицкий аж крякнул. Перекусили, потом он предложил Эрику проводить его. «Вы знаете, Ерванд Тихонович, когда я говорил «быстро», я не представлял, что настолько быстро!» «Ну, они же Чемпионы Союза в связках, они все умеют». «Но я не представляю, как за сорок пять минут…». « Ну что ж, новое время!» - сказал Эрик.

Через несколько дней, тройкой, Эрик как тренер, пошли на Домбай–Ульген, 5Б, западная вершина по северной стене. Руководит В.Надбах, участник В.Маркелов. Тут уже контрольный срок пришлось оставлять в другом лагере, в Домбае. Утром пошли, к вечеру спустились. «В лагере спрашивают «Что, не сделали?» - «Ну почему, вот записки, с промежуточного тура, все нормально прошли». «Что тут началось…! Как начали на нас наезжать! Вы не страхуетесь! Вы нарушаете…». Даже сейчас, когда Эрик рассказывает об этом, видно, что ему не по себе, он никак не ожидал таких нападок. Особенно негодовал начальник учебной части. «А я хорошо был знаком с его сыном, Сашей Мартыновым. Саша спрашивает потом, а что нормально за один день?» - рассказывает Эрик – «Дней через десять Саша приходит в Алибек и говорит мне «Я тоже сходил на эту пятерку за один день!». Ну и что тебе сказал отец?!» - поинтересовался Эрик.

Наступил 1970 год. У Студенина в Спартаке большие планы – пик Победы. Ильинский тоже приглашен, но в его секции Политехнического института ребята уже подросли до пятерок. Он колебался: бросить ребят на все лето – заведомо потерять команду, разбегутся. Так получилось, что на пик Победы Эрик Ильинский так и не сходил. Со Спартаком, потому что занимался с молодыми альпинистами Буревестника, позднее, потому что на пик Победы его ребята шли уже в 1980 году по стене, и он должен был наблюдать за восхождением.

Первая команда Ильинского

К 1970-му году в Казахском Буревестнике подросла целая группа ребят. Сложилась команда примерно из 20 человек. Ходили очень активно в Малоалматинском ущелье, летом уехали на сборы в Талгар.

Две группы совершили восхождения на пик Талгар, южная вершина по западной стене Э.Ильинский, В.Бобровский, Н.Иванов, В.Клековкин; Е.Репин, В.Смирнов, Н.Хребтов. С.Чепчев. Пик Каратау по стене Н.Хребтов, В.Смирнов, В.Денисенко, А.Дзарахохов; В.Береснев, Ю.Голодов, А.Тимофеев, В.Урюпин. Восхождение на п.Труд Б.Тарасенко, А.Дзарахохов, В.Смирнов, Н.Хребтов, С.Чепчев.

Траверс через 8 вершин Талгарской Подковы с подъемом по северной стене четырьмя группами Э.Ильинский, В.Береснев, Б.Тарасенко; Н.Иванов, Е.Репин, А.Уродков; Н.Хребтов, В.Денисенко, В.Смирнов, А.Дзарахохов, В.Клековкин, С.Чепчев.

Почти всем составом (12 человек) взошли на пик Ленина по северному ребру (по метле) по маршруту 1934 года, когда на вершину первыми из советских альпинистов поднялись В. Абалаков, И. Лукин и Н. Чернуха. Эрик наткнулся на маршруте на лагерь их экспедиции, нашел буденовку и ложку с надписью «Украдено у Ганецкого». Потом все подарил родственникам этих альпинистов.

В заключение переехали в Дугобу. Готовы были исключительно, каждое восхожение – тренировка. На в. Мехнат по сев-восточной стене три связки С.Чепчев, В.Денисенко, Н.Смирнов; В.Клековкин, А.Дзарахохов, Н.Хребтов; В.Бобровский, Н.Иванов, Б.Тарасенко улучшали время друг друга и дошли до 1ч. 10 мин. САГУ по северной стене прошли за 3,5 часа, так что в конце концов начуч Дугобы взбунтовалась.

В этом же году команда Е.Ильинского под флагом Казахского клуба альпинистов взошла на пик Хан-Тенгри по северному ребру, с ледника Северный Иныльчек по маршруту, пройденному казахстанцами в 1968 году. Е.Ильинский, Ю.Голодов, Н.Иванов, В.Клековкин, Е.Репин, В.Смирнов, Н.Хребтов, С.Чепчев получили серебряные медали Чемпионата СССР по классу высотных восхождений.

  Сидят в Джиргатале, ждут вертолет.  В большой палатке звучит граммофон. Саня Дзарахохов, Валентин Макаров меняют пластинки.  Военные песни поет Клавдия Шульженко.  Вдруг заходит Рацек.  «О, ребята,  как у вас здорово.  Можно послушать?».   Владимир Иосифович, пожалуйста, усадили, тут Саня не растерялся, и торжественно преподнес  граммофон вместе со всеми пластинками  Рацеку.  Все очень довольны.  Эрик рассказывает:  «Граммофонов у меня было несколько.  Потом, когда  переселяли из дома, кто-то вскрыл сарай и все выбросил на помойку. Жалко, конечно. Как без граммофона?  У нас к тому времени все было переписано на магнитофон.  Был такой маленький магнитофон «Весна».  В том числе кто-то туда записал прилет вертолета.  Сидим на Северном Иныльчеке, ждем вертолет.  Идти никуда нельзя, вдруг прилетит.  Продуктов нет совсем.  Все в унынии лежат по палаткам.  Вдруг кто-нибудь врубает на магнитофоне звук вертолета. Все начинают прислушиваться, звук все громче. Кто-нибудь не выдерживает, выскакивает из палатки с воздетыми вверх руками и орет, что было мочи: «Вертолееееет!».   Все развлекаются и довольны.  Однажды из холодильной кладовой  на леднике пропал большой кусок сливочного масла. Куда подевалось масло? Еды нет совсем. Смотрю – у Игоревой черной собачки  Кудлы, кроме глаз,  подозрительно блестит на морде шестка. Кудла сперла масло!  Игорь Кондрашев ни в какую не верит.  Не может быть, такая приличная собака. (Но ведь тоже голодает!).  Наконец прилетел вертолет!  Мчится к вертолету Кудла, в зубах тащит крошечный остаток сливочного масла.»       

В 1971 большая группа альпинистов Буревестника поехала в альплагерь Высотник под пик Ленина. Тогда на п.Ленина через Липкина взошли Е.Репин, Г.Айгистов, Д.Асильбеков, О.Вялых, И.Головченко, В.Закрякин, Е.Зоткина, В.Макаров, Б.Саломатов, Г.Тетерин, А.Тимофеев, А.Уродков, С.Чепчев.

«В 1971-м следом за председателем «Енбека» Игорем Леонидовичем Олениным, с которым дружил наш Юра Черепинский, весь альпинистский состав «Енбека» перешёл в СКА-12» - вспоминает Юра Попенко. Так начала работать альпинистская секция СКА САВО ( Средне-Азиатский военный округ). Тренером там стал Л.Киселев, а ребята пришли с Юрой Попенко в основном из общества «Енбек», хотя в тот год под этим флагом ходили альпинисты - представители многих обществ.

Однажды в аэропорту в Москве Эрик Ильинский неожиданно столкнулся с Владимиром Шатаевым. Тот спросил, нет ли в Алма-Ате женщины, способной подняться на пик Е.Корженевской? Сформирована группа, но кто-то неожданно выбыл и срочно нужна четвертая женщина в команду. Эрик сказал, что было два танка, Свердлина и Постникова, но они не могут. Есть еще две тетки - Вялых и Сон, он поговорит. Ольга Вялых отказалась сразу, а Тоня Сон срочно поехала сдавать железнодорожный билет на Кавказ, который только что с большим трудом приобрела. Так Антонина Ильинична Сон, альпинистка из казахского общества Енбек, попала в сборную команду, совершившую под руководством Галины Рожальской в 1971 году первое в мире успешное женское восхождение на семитысячник пик Евгении Корженевской.

1971 Мраморная Стена с юга 5А. Е.Ильинский + 15. "В 1971 году серебряным призером Чемпионата стала команда, которую я подготовил уже как тренер студенческого общества «Буревестник». ( Ильинский)

  "В 1971 начались восхождения с юга. На штурм вершины с ледника Северный Инылчек 15 августа вышла группа казахстанских альпинистов в составе 16 человек. Возглавлял группу Е. Ильинский. Преодолевая сильно разорванный трещинами ледник, альпинисты встретили на своем пути огромный ледопад. Лавируя среди сераков, увязая в свежевыпавшем снеге, альпинисты медленно набирали высоту. Пройдя его нижнюю часть, они были вынуждены подняться на снежно-ледовый гребень, возвышающийся над ледопадом с севера, и по нему вышли на плато. Ha следующий день, преодолевая глубокий снег на плато, группа вышла на «плечо» вершины по гребню Меридинального хребта и отсюда в бодром темпе поднялась на вершину." (М. Грудзинский, Е. Ильинский "НА ВЕРШИНУ МРАМОРНОЙ СТЕНЫ ЗИМОЙ".  (В том же году была покорена с юга и вершина Карлы-тау. На нее поднялись две группы альпинистов Казахстана, руководимые Ю. Голодовым и И. Бесединым.)

1971 Хан-Тенгри с Севера с л.С.Иныльчек, Е.Ильинский +8.

1971 Талгар Главная вершина по Западной Стене, 5Б, В.Смирнов, Н.Иванов, Е.Ильинский, Н.Хребтов

Е.Ильинский "К началу 70-годов я уже был бронзовым призером чемпионата СССР в 67-м, затем в 68-м – чемпионом СССР. А в 1971 году серебряным призером этого же чемпионата стала команда, которую я подготовил уже как тренер студенческого общества «Буревестник». После чемпионата меня пригласили на тренерскую работу в САВО ( Средне-Азиатский военный округ). Я принял предложение, которое и предопределило всю мою дальнейшую жизнь."

В марте 1972 Траверс массива Чоктал в Кунгей Алатау с востока на запад, 5Б, Соломатов Б., Ильинский Е.Т., Кондрашев И.В., Голодов Ю.Ф., Смирнов В.В.

В 1972 году Е.Ильинский пришел в СКА. Об этом времени приводим выдержки из книги Хрищатого «Мы растворяемся в стихии». В 71 году к нему пришли из Буревестника третьеразрядники Казбек Валиев и Валерий Хрищатый. - В то время у нас в команде уже были такие спортсмены, как Влад Смирнов, Сергей Чепчев и с ними ребята быстро выросли, - вспоминает Ерванд Тихонович. - Та команда, о которой до сих пор говорят и которую помнят, образовалась где-то в 70-ом.

1972г. Чоктал в 72 году зимой, 5Б. Траверс Хан-Тенгри - Мраморная стена, 1974 год. Траверс "подковы" ледника Северный Иныльчек был пройден в 1974 году командой в составе: Б. Соломатов (руководитель), Е.Ильинский, Н. Иванов, В. Смирнов, Н. Шевченко.

Траверс проходил по хребтам Тенгри-Таг и Меридиональный и включал в себя последовательно:

Хан-Тенгри (6995 м) с подъемом с севера через плечо пика Чапаева, пик Саладина, пик 50 лет ВЛКСМ, пик Шатер Восточный, пик Пржевальского, пик 100 лет РГО (Русского Географического Общества), пик М.Грудзинского, пик Восьми альпинисток, пик Мраморная Стена. Хотя именованных вершин в отчете фигурирует девять, в альпинистский Классификатор этот маршрут вошел под названием "траверс шести вершин Хан-Тенгри - Мраморная Стена". Текущая категория сложности: 5Б, комбинированный.

1978 п.Джигит 5170м. Терскей-Алатау по центру большого треугольника северной стены, восхождение, Ильинский руководитель. Ильинский Е.Т. Шевченко Н.А. Акчурин М.Х. Голодов Ю.Ф. Смирнов В.В. Седельников В.Н. Валиев К.Ш. Хрищатый В.Н.

1978 год. Пик ТГУ. Наше второе «золото» на чемпионате Союза. После результаты были скромнее.

1979 п.России на Памире 6852м. по бастиону юго-восточной стены, первопрохождение Ильинский Е.Т. Валиев К.Ш. Голодов Ю.Ф. Крутилов О.Е. Луняков Г.Е. Пантелеев Н.В. Смирнов В.В. Хрищатый В.Н. Чепчев С.Г. Шкарбан В.В.

Спецоперация людей-призраков

Спецоперация людей-призраков. О.Таран

По словам президента Союза "Боевое братство" Казахстана полковника запаса Сергея Пашевича, признание миссии альпинистов нужно еще по одной причине: ведь там, в горах Гиндукуша, до сих пор покоятся останки советских десантников с разбившегося ИЛ-76. Для Ильинского, самое главное доказательство его участия в афганской миссии лежит на полке в его доме в поселке Горный Садовод, недалеко от Алма-Аты – обломок того самого самолета. Люди призраки Галина Муленкова Люди призраки. Галина Муленкова. 23 мая 2007 Пик России по стене 1979г. В 1979 году командой Вооруженных Сил, руководитель Е. Ильинский, по бастиону юго-восточной стены пройден маршрут шестой категории (рис. 10).

Южная Стена пика Коммунизма

К 1980-му году команда предприняла две попытки восхождения по Южной стене пика Коммунизма – высочайшей вершины СССР, - рассказывает Ильинский, - но не получалось, не доросли. А в 80 году мы сделали восхождение по восточной стене на пик Россия и после этого прошли стену пика Коммунизма, которую горовосходители называют королевой стен.

1980 г. В предверии отбора в национальную команду СССР для восхождения на Эверест, команда САВО проходит новый выдающийся маршрут на ЮЗ. стене п. Коммунизма (6Б кат.тр.). К. Валиев – рук., В. Хрищатый, В. Смирнов, Ю. Голодов, Г. Луняков, О. Крутилов, В. Сувига, С. Чепцев, С. Шкарбан, тренер Э. Ильинский. Команда занимает первое место по классу высотных восхождений в Чемпионате СССР. В сборной страны будут К. Валиев, В. Хрищатый, Ю. Голодов, С. Чепчев и Э. Ильинский. Первые трое взойдут на Эверест (8848) в 1982 году. К. Валиев и В. Хрищатый в 1989 году пройдут траверс третьей вершины мира Канченджанги (8597). В восьмидесятые годы это была одна из сильнейших команд в СССР. И опять, к горькому сожалению, погибнет на гималайском восьмитысячнике Дхаулагири Григорий Луняков, на пике Ленина – Вадим Смирнов, под Хан-Тенгри – Валерий Хрищатый. Отборы на Эверест в Ачик-Таше 1980г.

Ильинский3